Stroyip http://www.stroyip.ru Новости Строительства и Недвижимости ru Tue, 17 Jul 2018 14:04 Почему мировая экономика зависит от британцев http://www.stroyip.ru/news/news-28455.html Радио Комсомольская правда Здравствуйте, дорогие друзья. Сегодня я хотел бы обсудить с вами очень важную, интересную и на самом деле необычную для нашего формата тему. Одна из самых влиятельных стран мира, причем не только в политическом смысле слова, но и в плане культурном, и в плане экономическом, хотя экономика ничтожна, в плане традиций, которые влияют через столетия, - Великобритания, Англия. Англия является одной из величайших стран мира, не только потому, что когда-то там был Шекспир. Точно так же как мы далеко не сводимся к нашим великим писателям и поэтам. Англия великая страна, потому что весь XIX век прошел под ее знаком, она была главной доминантой. И даже в первой половине ХХ века она играла очень большую роль в политике, хотя и уступала Соединенным Штатам Америки. И сегодня вдруг выясняется, что Великобритания – одна из немногих стран мира, которая действительно сохранила суверенитет. Она вышла из Евросоюза, это было суверенное решение. Она вступила в слабо наблюдаемый, но достаточно жесткий конфликт с США. Антон Силуанов, министр финансов России – о политике протекционизма на Западе: - Особый режим для крупнейшей мировой экономики может привести к тому, что там будут создаваться пузыри, возникнут перегревы, возникнут основания для новых кризисных явлений. «Двадцатка» уделяла большое внимание как раз недопущению такого рода явлений. К сожалению, мы видим, что сейчас эти решения пересматриваются и по целому ряду вопросов дезавуируются. Вот это всех беспокоит. Нельзя добиться через протекционизм устойчивого роста мировой экономики. Нельзя, чтобы одна страна проводила такую политику, которая, по сути дела, не соответствует общим взглядам стран «двадцатки», которые обсуждались в последние годы. Делягин: - Королевская семья Великобритании является одной из сильнейших политических групп сегодняшнего мира. И когда мы говорим Ротшильды, то не стоит забывать о том, что они тоже являются частью совокупной британской мощи. А Великобритания попыталась создать единого нового субъекта глобальной конкуренции с Китаем. Не получилось. Хотя Си Цзиньпин был принят королевой действительно по-королевски, но создать с Китаем единый союз не получилось, ограничились очень плотным сотрудничеством. И многие конфликты сегодняшнего Ближнего и Среднего Востока вызваны тем, что Великобритания пытается восстановить не колониальную Британскую империю, но свое влияние в ее пределах, в частности, влияние на арабский мир. Даже после того, как Британская империя рухнула, распалась, рассыпалась, перестала существовать. Даже после того, как страна, над владениями которой никогда не заходило солнце, скукожилась до маленького островка и огрызка другого островка, даже когда армия Великобритании практически перестала существовать, даже в этих условиях Англия обладает огромным влиянием. Наша история прошла под колоссальным влиянием именно Англии, начиная с Ивана Грозного, который сначала привлек англичан, пытался на них опереться, потом вступил с ними в конфликт и за потакание англичанам, по одной из версий, его и убили, отравили ртутью. Потому что действительно в костях и самого Ивана Грозного, и его старшего сына Ивана, которого якобы он убил, была обнаружена потрясающая концентрация ртути. То есть их отравили и, возможно, противники именно английской партии при дворе. Англичане здорово поучаствовали, практически организовали убийство Павла I, не только исходя из тактических, но исходя из стратегических соображений. Англичане поучаствовали в убийстве Распутина. По одной из версий, уникальная живучесть Распутина вызвана тем, что нужно было просто спрятать следы от чудовищных пыток, которым его подвергли, и как-то объяснить эти следы, допрашивая его о настроениях императора и императорской семьи в целом. В общем, фраза «англичанка гадит» вошла в наш фольклор. И совершенно не нужно думать, что мы находимся в каком-то уникальном, редком положении. То есть Англия является уникальным феноменом, который очень долгое время сумел сохранять политическое превосходство над другими, оказывать колоссальное политическое влияние на всех остальных. И этот урок заслуживает внимания. И очень интересно разобраться в вопросе, который на моей памяти никто в России не ставил, - а в чем же именно заключаются факторы британского превосходства, почему эта окраина Европы оказалась столь мощной. Эта страна, в отличие, например, от нас, от Америки или от Китая, никогда не располагала исключительными ресурсами. Уголь, конечно, был значим, но не более. Еще в начале XVIII века у Англии не было ни колониальной мощи Испании, ни военной Франции, ни экономической Нидерландов. Она была подорвана полувеком революций и войн, политически нестабильна. Она была раздираема религиозными конфликтами и просто бедна. Ее положение было на порядок хуже, чем наше положение в 90-е годы. И за счет чего же она стремительно обрела могущество, стала владычицей морей и пионером промышленной революции? Как ни удивительно, но внимательное рассмотрение истории Англии показывает, что базовых факторов два. Это, во-первых, развитие науки, а во-вторых, демократизм власти, который позволил применить достижения науки. Безусловно, скажут (и скажут правильно), что в Англии очень специфическая сложилась модель взаимодействия государства с церковью, при которой король является главой англиканской церкви. Но это не уникальная система. Такая же система существовала в Византии, и мы ее с некоторыми отклонениями заимствовали. Потому что в Византии император был главой церкви, а Патриарх был всего лишь представителем императора, его заместителем по церковным делам, если угодно, первым заместителем. Святость и помазанничество божие принадлежало именно императору. Глава государства был одновременно и главой церкви. Не глава церкви попутно был главой государства, как у католиков Папа Римский, а наоборот, все исходило от государства. И в этом отношении англичане заимствовали византийскую форму, но упростив ее весьма существенно и усилив влияние короля. Поэтому это не уникальное явление, хотя, безусловно, тоже способствующее эффективности. И вот удивительно, что источником внутренней демократичности власти… Причем нужно понимать, что внутренняя демократичность власти совершенно не мешает абсолютной жестокости к тем, кто в эту власть непосредственно не входит, в том числе к собственному народу. Так вот, источником этой внутренней демократичности была война Алой и Белой розы в XV веке, в ходе которой английская знать за 30 лет вырезала сама себя и разрушила свою страну. Были уничтожены почти все принцы крови обеих боровшихся династий, почти все аристократы. Число только убитых оценивается в 105 тыс. человек. Это три и три четверти процента населения, и это не считая тех, кто умер от ран потом, кто умер от голода и сопутствующей разрухи. Это только число непосредственно убитых. То есть это было чудовищно, и самое главное, что жертвами в основном был правящий класс, элита. Элита вырезала сама себя и открыла социальные лифты народу. Богатства истребленной аристократии и рыцарства достались в основном торговцам, в том числе немногим рыцарям, которые уклонились от войны ради выживания и занялись торговлей, а также разбогатевшим на спекуляциях крестьянам, которые стали массово покупать аристократические титулы. Но из-под полы, а открыто и официально. Понятно, что истребившая сама себя феодальная знать не могла противостоять формированию абсолютизма – абсолютной власти короля, которая была прогрессивной по сравнению с ней. В результате переход к абсолютизму произошел быстрее и проще, чем во Франции или Испании. Абсолютизм опирался на мелких и средних дворян, в том числе, бывших торговцев, которые сражались в войне не за убеждения, у них не было убеждений, война была не за убеждения, а за власть. И даже не против врагов. Они сражались в войне за покровительство очередного лорда протектора, за покровительство местного феодала. Но местный феодал погиб в войне и на его место пришел непосредственно король. Поэтому бывшие крестьяне и торговцы получили двойное повышение. Да и мелкие и средние дворяне тоже. С одной стороны, они смогли купить более высокий титул, с другой стороны, если раньше они подчинялись местному феодальному владельцу, над которым был свой феодальный владыка и только где-то там наверху маячил король, то теперь они подчинялись королю непосредственно. Это как верующий, которому вместо общения с дьячком вдруг появляется возможность общаться непосредственно с богом… А интересным следствием войны Алой и Белой розы стало невиданное развитие такого важного фактора конкурентоспособности, как спецслужбы. Война велась между своими. Война велась отчасти между родственниками. Вот знаменитый сериал «Игры престолов» во многом исходит из реалий войны Алой и Белой розы. То есть, атмосфера была такая. И разведка, и предательство были очень повсеместно развитым явлением. И, возможно, именно с того времени всемерное и безоговорочное сотрудничество со спецслужбами своей страны и стало неписаной, но непререкаемой нормой поведения практически любого английского джентльмена. И, соответственно, важным фактором британской мощи. Тереза Мэй, премьер-министр Великобритании об отношениях с Россией: - Мы не хотим возвращаться к «холодной войне» или находиться в состоянии вечного противостояния. В то же время, мы также хотим взаимодействовать. Многие из нас смотрели на постсоветскую Россию с надеждой, потому что мы знаем, что сильная и процветающая Россия, которая играет по правилам, будет отвечать интересам Великобритании, Европы и мира. В качестве постоянного члена Совбеза ООН, Россия имеет возможности для того, чтобы играть жизненно важную роль в укреплении международной стабильности. Россия может и, я надеюсь, однажды выберет другой путь. Но пока это не произойдет, мы будем действовать вместе, для того, чтобы защищать наши интересы и международный порядок, от которого они зависят. Делягин: - Англичанин может сколько угодно читать в газетах о том, что его спецслужбы нарушают закон. Но вот представление о российской интеллигенции, о российской демшизы, о том, что КГБ это зло, потому что это КГБ, в Англии невозможно. Для английского джентльмена спецслужба – это те люди, которые могут просить о чем угодно и долг английского джентльмена – сделать для этих спецслужб все, что угодно. Прямой, обязательный, категорический, необходимый к исполнению. Да, если они потребуют слишком многих жертв, то можно и нужно отказаться, но это не комильфо, это не очень прилично. При том, что зверства английских спецслужб намного круче наших на самом деле. И это важный фактор британской мощи. Но главное следствие войны Алой и Белой Розы – жесточайший дефицит элиты в целом. В результате того, что элита вырезала сама себя и управлять страной стало физически некому, возник уникальный социальный механизм. Английское мелкое и среднее сельское дворянство, так называемые джентри, в отличие от континентального, было открытым сословием, которое пополнялось из купцов и богатых крестьян. Торговцы, которые выиграли от последствий войны, не в порядке исключения и с нарушением правил, как и в континентальной Европе, а открыто и законно, в массовом порядке пополняли ряды дворянства. То есть, это был потрясающий социальный лифт. Вы были крестьянином, но если вы хватки, оборотисты, капиталисты, как говорили в России, вы не просто становились кулаком-мироедом, который занимался ростовщичеством, вы получали возможность купить титул и стать дворянином, подняться на следующую ступеньку лестницы. Этот социальный лифт открыла, запустила страшная война, тем не менее, он работал. Опираясь на мелкое и среднее дворянство, абсолютизм, то есть, король, опирался тем самым и на купцов, и на разбогатевших крестьян… В результате он расширил свою социальную базу до непредставимых на континенте масштабов. Потому что последний крестьянин тоже мог мечтать стать дворянином. Это создало колоссальный внутренний демократизм английской элиты и, соответственно, обеспечило ее эффективность. Вот эта смычка, при которой король или принц не стесняется погулять по улицам деревни и относится к своим подданным, ну, если не с уважением, то с пониманием, с интересом и извиняется… была история – в деревне, соседней с Виндзорским замком, где живет королевская семья, обнаружили на кухне одного из домов подземный ход, который был прорыт 200 лет назад из этого замка. И наследник престола не постеснялся зайти к человеку, у которого в доме это обнаружилось, - это было уже в 50-е, по-моему, годы, и извинился перед ним за то, что вот такое неудобство было ему когда-то причинено.  Сергей Маркелов, политтехнолог – о роли британской королевы в управлении страной. - Главные функции у королевы – это согласительные процедуры, это вот по вторникам встреча с премьер-министром, обязательная, где обсуждается широкий круг вопросов. По воспоминаниям той же Маргарет Тэтчер, бывшего премьер-министра Англии, англичане глубоко заблуждаются, если думают, что это чисто формальные встречи. Нет, королева влияет. Функционал у королевы это быть неким моральным экспертом в политике. Она убирает вот те границы, которые в общественном сознании называются «власть все делает сама, за закрытыми дверями, ни на что не повлиять, выборы все формализованы». Вот эту позицию общественного мнения она сглаживает. Она возвращает хотя бы какие-то элементы доверия действий политиков. Она очеловечивает как бы лицо политики. Делягин: - При этом открытость элиты форсировало и развитие рынка. Потому что новое английское дворянство, в отличие от старого континентального, прямо вырастало из рыночных отношений. Пусть даже в форме спекуляций на выморочном послевоенном имуществе. То есть, оно было вскормлено рынком, а не враждебно противостояло ему. Но лишенное всякой сдерживающей силы, потому что феодальная аристократия была истреблена, а островное положение и кромешная бедность тогдашней Англии гарантировали от внешнего вторжения, развитие капитализма немедленно приобрело уникальный жестокий характер. Слово «огораживание» людям, которые учили историю, известно. Богатые землевладельцы сгоняли бедных крестьян с земли, превращая ее в огороженные пастбища для овец. При этом разрушались и дома крестьян, чтобы было больше места для пастбищ. Продавать шерсть в Нидерланды, а затем на суконную мануфактуру самой Англии, когда Англия ввела жесточайший протекционизм и стала развивать за счет этого промышленность, было выгоднее, чем зерно, и овцы съели людей. Это была такая тогда фраза распространенная. Но надо сказать, что зверства огораживания сильно преувеличивались даже современниками, как и его масштабы. Дело в том, что после разрухи, вызванной чумой, а в последующем войной Алой и Белой роз, Англия действительно лежала в руинах. И еще в 1520-х годах земли было больше, чем людей. Общий дефицит земли появился только в середине века. Всего, если к началу 16 века, к 1500 году, в частную собственность было выведено уже 45% английских земель, то за весь 16 век, за разгул огораживаний, было огорожено еще не более 2,5% всех этих земель. Болезненность огораживания качественно усилилось тем, что с развитием капитализма им подвергались наиболее плодородные, близкие к рынкам сбыта и, соответственно, населенные земли. Поэтому на 2,5% земель, которые огородили за целый век, могло собираться 10% урожая и жить 20% крестьян, а то и больше. Кроме того, с земель сгоняли тех, кто незаконно занял их за годы разрухи и возделывал их опять-таки незаконно иногда поколениями. И вот этих скотеров, действительно, никто не считал. Но главным фактором обнищания стал мощный приток серебра после открытия Америки Колумбом. Во всей Европе серебро обесценилось и привело к революции цен. За 70 лет в Англии цены на продовольствие выросли втрое. Да, мы привыкли к тому, что у нас это бывает за несколько лет, но это была другая эпоха. На ткани в 2,5 раза. Это обогащало торговцев, это обогащало новое дворянство, это разоряло крестьян и крупных землевладельцев, чьи доходы были фиксированы. Поэтому земельная собственность джентри, которые занимались бизнесом изначально, росла, в том числе, за счет собственности крупных лордов и монастырей, земли которых были захвачены государством в 16 веке. То есть, развитие рынка дополнительно помогало бывшим крестьянам и купцам, которые стали дворянами, а землевладельцы, которые просто сидели на земле и хотели ею владеть и не заниматься бизнесом, они уничтожались по сути дела. И крупные землевладельцы или были вынуждены заниматься бизнесом, или выкидывались на обочину истории. Ну, зверства, вызванные этим, были чудовищные. За бродяжничество ввели смертную казнь. Когда бродягу ловили первый раз, его пороли. Второй раз – клеймили. Третий раз – вешали. И за век общее число казненных превысило 160 тысяч человек. В полтора раза больше, чем число убитых в войне Алой и Белой розы. Английское крестьянство было уничтожено, как класс. И деревня форсировано перешла на капиталистические рельсы. На 400 лет раньше, чем у нас. Но главное, сложился открытый характер формирования элиты, при котором успешные торговцы и богатые крестьяне становились дворянами. По мере их укрепления, естественно, возник конфликт с абсолютизмом, который увенчался английской революцией 1640-1660 годов. Главной движущей силой которой стал именно имеющее прочный экономический фундамент новое дворянство – джентри. Важным ускорителем прогресса при этом стали банкирские дома – самый передовой тогда финансовый капитал. Он, собственно, до последнего времени был самым передовым, только сейчас уступил место технологическому капиталу. Джентри вкладывало не только в Англии, но и за границей. Джентри вступали в союз с банкирскими домами, которые финансировали торговлю, занимались обменом денег и ростовщичеством. Эти дома возникли в итальянских городах-государствах, прежде всего, в Венеции, а также в Генуе и в Ломбардии, и уже в первой трети 13 века, то есть, в то время, когда Александр Невский отражал псов-рыцарей, итальянские банкиры опутали долговой сетью огромную часть Европы, разжигая для последующего финансирования самые разнообразные войны. Кстати, крестовые походы на нас, которые отражал Александр Невский, тоже разжигали итальянские банкиры. Из-за укрепления Османской империи, прорыва Португалии в Индию, открытие Нового Света перспективы итальянских банкирских домов стали плохими, потому что торговля, которая раньше шла через Средиземноморье, стала идти вокруг Африки. И они стали переносить центр своей деятельности вслед за переходом центра деловой активности в западную Европу. Еще в 1582 году – это документально установленный факт – венецианская аристократия приняла решение об установлении своего контроля за Голландией и превращения ее в плацдарм развития. Но 30-летняя война показала крайнюю уязвимость Голландии. Кроме того, венецианцам пришлось конкурировать в Голландии с опередившими их буквально на несколько лет евреями марранами, которые бежали туда из Испании и Португалии в конце 16 века. А единственной альтернативой Голландии была Англия. То есть, место, которое нужно было захватить и превратить в свой плацдарм. Мало того, что остров, но государство с очень сильной потенцией превращения в ядро североатлантической мироэкономики. К тому же, Англия была уже подготовлена венецианцами в качестве запасной площадки. Они работали над этим с конца 1520-х годов. В дополнение ко всему Англия граничила с Шотландией, а Шотландия была одним из мест, куда перенесли свои богатства тамплиеры, когда их в 14-м году уничтожили, как конкурентов крепнущим абсолютизмом во Франции, они бежали в Португалию, Швейцарию и в том числе в Шотландию. Поэтому в истории очень много шотландских финансистов. Это не по крови наследники, а духовные наследники рыцарей тамплиеров. Венецианские финансисты вместе с еврейскими банкирскими домами, в которых они со временем растворились и во многом и сформировали культуру английской элиты. Они оплодотворили костную и некультурную среду новых дворян богатейшей и изысканнейшей политической интеллектуальной традицией. С одной стороны, Венеция, а с другой стороны, иудаизм. Финансисты использовали в Англии, как и везде, как и всегда, ту власть, которая была в наличии. Но при этом ставку они делали на перспективные политические силы. Поэтому в английской революции они решительно поддержали парламент, который был оплотом джентри. Тем более, что Елизавета Первая как раз перед этим взяла под полный контроль чеканку монет и денежное обращение, очень здорово ущемив интересы финансистов. Виктор Мизин, профессор МГИМО – о руководстве Великобритании. - Джонсон показатель вот такого настроения британской элиты, чисто по своим, так сказать, психофизическим качествам, это такой очень неустойчивый политик, в общем, это не Черчилль. И вообще, надо сказать, что Черчилля Британии сейчас не хватает – политиков такого ранга. Поэтому вот его все время шатает и носит. И тут бы я его сравнил с Ангелой Меркель, потому что сегодня идет заявление, что Россия там исчадие ада, источник всех бед, это реваншистская страна, которая там чуть ли не нацелена на то, чтобы напасть на несчастные прибалтийские страны и на Польшу, на союзников. С другой стороны, заявление о том, что Великобритания открыта к диалогу. И действительно, я могу сказать, что по последним просто контактам, которые я видел, там, с одной стороны, идут эти критические нотки, с другой стороны, там есть очень большая заинтересованность в восстановлении нормального диалога с нами. Делягин: - Финансисты поддерживали Кромвеля, оплачивали его во время гражданской войны, и после его победы обеспечили себе полный контроль за хозяйственной жизнью Англии. Более полной, чем семибанкирщина после того, как им удалось в 1996-м году сохранить Ельцина на посту президента Российской Федерации. Но как бы экономическое процветание Англии в первой половине 17 века было неустойчивым, потому что 80% экспорта составляли шерстяные ткани. Английское государство запретило вывоз необработанной шерсти, чтобы повысить добавленную стоимость, которая остается себе. Это сейчас они объясняют нам, что так делать нельзя ни в коем случае. Когда они развивались, когда они отвоевывали себе место под солнцем, они делали только так, потому что другого метода развития, кроме протекционизма, в природе не существует. Английские купцы нуждались в защите от голландских конкурентов, правительство в повышении налогов, ну и результатом стало усиление протекционизма. С 1651 по 1673 год – 22 года – издавались навигационные акты так называемые. Причем, это внутренняя логика существовала и при Республике, и после реставрации монархии, которая не поломала внутреннюю логику развития бизнеса. Бизнес переламывал и переваривал все. И вот эти навигационные акты устанавливали, что импорт – вдумайтесь! – может доставляться в Англию, во-первых, только напрямую из страны-производителя, без всяких промежуточных остановок и перегрузок. Во-вторых, только на английских кораблях, либо на кораблях страны-производителя. Поскольку у колоний своих кораблей не было, это сразу делало английский флот монополистом торговли с любыми колониями мира, в том числе и не английскими. Это сразу вывело за рамки английской торговли флот и порты Голландии. Необходимые Европы колониальные товары, включая табак и сахар, поступали в Англию и колонисты, которые продавали табак и сахар, вынуждены были покупать все необходимое на рынках Англии. Это сделало английских купцов посредниками между колонистами и европейцами, и обеспечило им дополнительные, даже сверхприбыли в силу искусственно созданной монополии. Голландцы безуспешно пытались защитить выгодную свободную торговлю аж в трех морских войнах. В последней войне английский король Карл Второй заявил, что он поддерживает католицизм и за эту поддержку он получил союз с Людовиком XIV, который был тогда самый могущественный монарх в Европе и заставил Голландию защищаться. В результате Голландия была вынуждена смириться со сложившейся ситуацией, начала стагнировать, а Англия бурно развивалась. За первые 40 лет 17 века обороты английской внешней торговли выросли вдвое. За столетие вдвое увеличилось число ее кораблей и таможенные доходы. И Англия заняла место Голландии в качестве торгового лидера Европы. То, что это означало мирового лидера в работорговле, никого особо тогда не смущало. Бурное развитие капитализма в силу уничтожения остатков феодальных ограничений продолжалось и после реставрации Стюартов. Карл Второй после смерти Кромвеля вернулся в другую страну и за исключением заигрываний с католицизмом, не пытался ее переделать. Но на самом деле заигрывание с католицизмом принес ему союз с Францией, которая была сверхбогатой, и субсидии от Людовика XIV, так что в конце своего правления, когда он поссорился с парламентом, он мог править государством и развивать государство только за счет субсидий, которые предоставлял ему Людовик XIV. А налоги он не контролировал и они ему были в тот момент не нужны. Вот такие это были прямые денежные вливания. В середине 1670-х годов в английской элите сложились два лагеря. С одной стороны, тори – сторонники монархии и англиканской религии. С другой стороны, виги – сторонники парламента и традиционных протестантов. Они боролись друг с другом, но они были объединены неприятием католиков и французов. То есть, настроения тогдашнего короля Карла Второго. И вот это единство позволило им избегать военных действий друг против друга и стало огромным шагом к цивилизованному устройству государства. Цивилизованное государство отличается от нецивилизованного не тем, что там все моют руки перед посещением туалета, а не только после, оно отличается принципиально тем, что внутренняя политическая борьба не превращается в раздрай и свару, не превращается в смуту. Внутренняя политическая борьба удерживается, в том числе, традицией культуры в таких рамках, что она не ослабляет государство, а усиливает его. И вот то, что виги и тори, борясь друг с другом за власть, были объединены неприятием католиков и французов, вот это заложило английскую традицию, которая превратила английскую элиту в единый комбайн, который переламывал все. Потому что, борясь друг с другом за власть, за разное видение будущего Англии, они были едины в базовых фундаментальных английских ценностях. Тереза Мэй, премьер-министр Великобритании – о выходе из Евросоюза. - Мы будем готовы договариваться, чтобы брекзит всех устроил, но, как я уже говорила раньше, отсутствие сделки лучше, чем плохая сделка. По умолчанию я готова неуклонно следовать этому, но я хочу заключить хорошую сделку с Европейским Союзом. Делягин: - Банк Англии, первый в мире частный центральный банк, был создан в 1694 году, национализирован только после второй мировой войны, да и финансирование войны с Францией, так же, как федеральная резервная система в 13-м году, была создана для финансирования первой мировой войны. Но если для американских финансистов ХХ века война была инструментом завоевания и господства не только над Америкой, а над всем миром, и была поэтому самостоятельной ценностью, их английские предшественники использовали раздуваемую ими войну в более скромных целях. Лишь как способ загнать английское государство в безвыходное положение и захватить тем самым экономическую власть в Англии. 27 июля 1694 года парламент своим актом основал банк Англии, как акционерное общество, в результате соглашений между почти обанкротившимся к тому моменту правительством и группой финансистов. Для покупки акций банка в момент его учреждения инвесторы, чьи имена так никогда и не были преданы огласке, должны были представить для их покупки миллион с четвертью фунтов стерлингов золотом. Однако уплачен был только один миллион. По официальной версии, основателями банка Англии стали 40 купцов. Более вероятно, что в числе основателей вошли король и наиболее влиятельные члены парламента. По крайней мере, это объясняет поразительный механизм оплаты капитала банка Англии, который по степени наглости вполне сопоставим с бюджетными махинациями российских либералов в 90-е годы ХХ века. Мало того, что капитал банка Англии был оплачен не полностью, - я допускаю, что Вильям Третий просто воспользовался неформальной королевской привилегией и не стал оплачивать свои обязательства, по умолчанию переложив их на подданных, которые стали его партнерами. В конце концов, король подданным не платит. Из оплаченного миллиона фунтов стерлингов золотом не было оплачено ничего вообще. Только 20% суммы было внесено банкнотами – то есть, обязательствами существовавших тогда банкирских домов, которые имели хоть какую-то реальную ценность, а основная же часть капитала – 80% - была оплачена средневековыми так называемыми мерными рейками: деревянными деньгами, которые имели в то время цену до 60% ниже номинала. А правительство, оплатив выпущенный банком Англии заем с процентами, вернуло им эти деньги и, тем самым, обеспечило сверхприбыльную операцию для создателей банка. Только при помощи создания банка Англии, внеся обесценившиеся средневековые дрова вместо золота и получив возврат полноценными деньгами, они только на этом без процентов получили почти двукратную прибыль. Опыт Англии, который я так подробно сегодня описал, я думаю, нам всем поможет. Спасибо. Источник: Комсомольская Правда Концерт великих держав XXI века http://www.stroyip.ru/news/news-28454.html Павел Шипилин Польша не хочет быть пешкой в чужой игре, но придется Союзники по НАТО и партнеры по трансатлантической солидарности явно опасаются, что лидеры России и США уже послезавтра могут договориться в ущерб интересам Европы. Опасения объяснимы — американский президент, кажется, делает все, чтобы разрушить ЕС, а возможно задался и другой, не менее важной целью — разрушить военный Альянс. Эти опасения имеют право на существование. Однако в понедельник вряд ли произойдет что-то революционное. Возможно, будут достигнуты весьма и весьма предварительные договоренности о начале каких-то глобальных процессов. Но сомневаюсь, что о них объявят публично. Тем не менее, в Польше уже напряглись. Сразу два политолога в разных изданиях, не сговариваясь, поделились своими мрачными предчувствиями — главный редактор портала «Бизнес Алерт» в Onet, а Войчех Якубик и профессор Роман Кузьняр в Rzeczpospolita. Оба предполагают, что в Хельсинки президенты сверхдержав положат начало процессу раздела мира «на троих» между США, Китаем и Россией. Войчех Якубик:     Трамп хочет решать все вопросы на уровне «концерта держав», в котором такие государства, как Польша, будут лишь пешками, а сверхдержавы (к числу которых хочет относиться Россия) смогут переставлять их на карте. Это очень негативный с нашей точки зрения сценарий, за предстоящими переговорами мы будем следить с тревогой. Роман Кузьняр:     Трамп рассматривает альянс как акционерное общество, в котором у него контрольный пакет, и он может вынудить остальных принять его способ управления компанией или изменение вида деятельности. Он также может уступить часть своих акций кому-то другому, не напрямую, путем ослабления альянса — например, России. В данном случае речь не о том, насколько в XXI веке возможно повторение «концерта великих держав» двухсотлетней давности, который начался в Европе после Венского конгресса 1815 года. С тех пор утекло много воды, пролились реки крови, в списке великих держав осталась лишь одна европейская страна, да и та не является членом Евросоюза. Но если польские политологи хотя бы частично правы, то новая «симфония» повторяет главную особенность участников Венского конгресса, навязанную ей влиятельным царем Александром I: впервые в истории в число победителей вошла проигравшее войну государство — Франция. Только по этой причине и стал возможен «концерт». Если принять во внимание, что Россию Запад считает проигравшей в холодной войне (вне зависимости от моего личного отношения к реальной ситуации), то стремление Дональда Трампа протянуть руку Владимиру Путину воспринимается там как непонятное, слишком легкомысленное благородство. Россию надо добивать, а не сотрудничать с ней. По крайней мере, официальная, насквозь русофобская Польша думает, конечно, именно так. Настроены на конфронтацию с Москвой не только в Варшаве, но и в Вильнюсе, Таллине и Риге, а также почти во всех остальных столицах восточноевропейской оси. У меня нет иллюзий относительно нового «концерта великих держав». США в трамповской концепции собираются владеть миром в одиночку, Китай и Россия лишь временные союзники, войну с которыми пока не выиграть. Об этом я много раз писал. Но гранды ЕС вроде Франции и Германии американцам больше не нужны. А тем более какая-то смешная Польша, пытающаяся стать любимой женой в гареме то вместо Великобритании после Брекзита, то вместо Германии, после того как между Трампом и Меркель пробежала кошка, которая возомнила себя пупом земли и чуть ли не форпостом противостояния с Россией. В этом смысле я понимаю опасения варшавских политологов — их Речь Посполитая проигрывает при любом раскладе, подружится Трамп с Путиным в понедельник или поссорится. Очень символично, что короткий саммит (я бы вообще называл предстоящее событие встречей, но дипломаты почему-то упрямо повышают статус этого контакта) пройдет в Хельсинки. То есть, в стране, которая не собирается вооружаться против великой соседки, справедливо полагая, что только нейтралитет гарантирует ее безопасность, если Соединенным Штатам все же удастся натравить европейские державы на Россию, как в былые времена. Польша категорически против нейтрального статуса, и как будто специально, из века в век, вызывает огонь на себя. История ничему не научила гордых шляхтичей. Забудьте все, что вам говорили о предстоящей встрече Путина с Трампом http://www.stroyip.ru/news/news-28453.html Владимир Лепехин Умиляют прогнозы российских «экспертов» (никогда не бывавших в США, а также на дипломатической и политической работе) о том, что собираются обсуждать в ходе встречи в Хельсинки Трамп и Путин. Особенно этим грешат историки, рассказывающие читателям и телезрителям разные истории в жанре мифов Древней Греции или же сказок о «тысяче и одной ночи сталинского режима». На самом деле, никто не знает, какова реальная повестка дня встречи двух президентов, ибо по протоколу она – одна, а по факту будет совсем другая. Но что доподлинно известно на сегодняшний момент? Во-первых, сегодня мало кто сомневается в том, что российско-американские отношения находятся в состоянии «замороженного тупика». На этом, собственно, и держатся почти все «прогнозы» о ближайших перспективах российско-американских отношений. В действительности же сегодня в США имеются все предпосылки к постепенному развороту этой страны в пользу отказа от прямой конфронтации с РФ и переходу к нормализации взаимодействия с российским руководством в самых разных сферах. И толчком к формированию названного тренда как раз и должна стать встреча Владимира Путина и Дональда Трампа в ближайший понедельник. Во-вторых, эта встреча нужна Трампу в гораздо большей степени, чем Путину, поскольку её итоги (в отличие от, к примеру, недавних встреч президента США с главой Северной Кореи, с Терезой Мэй и Ангелой Меркель) будут иметь сверхстратегическое значение. Она нужна Трампу для того, чтобы использовать итоги разговора с президентом РФ в целях укрепления своего влияния в американских элитах, а также роста популярности среди избирателей в преддверии предстоящих в 2020 году президентских выборов. В свойственной для себя манере подхода к любым двусторонним договоренностям в формате СДЕЛКИ, Дональд Трамп намерен добиться от президента России конкретных уступок, которые могли бы быть представлены в американских СМИ как победа Трампа над Путиным. Противники Трампа внутри США настаивают на том, чтобы в ходе встречи с российским президентом он добился от последнего результата, укладывающегося вот в такую формулу:     «Владимир Путин обещал (впредь) не вмешиваться в президентские выборы в США» Именно эта тема-проблема является сегодня камнем преткновения для российско-американского сотрудничества. Но надо ли объяснять, что Трампу вышеназванная формула «победы» над российским президентом невыгодна?  (Она означала бы триумф американских демократов). Тем не менее, официальный итог его встречи с главой РФ должен быть столь значимым, чтобы в США его посчитали очевидным успехом. И это хорошо понимают и Трамп, и Путин. Полагаю, что оба президента понимают, что проблема «вмешательства России в американские выборы», являющаяся сегодня догмой для тех избираемых политиков (конгрессменов), будет в значительной степени нивелирована уже через полтора-два года. Дело в том, что Трамп постепенно разворачивает ситуацию в США в свою пользу. Он выполняет предвыборные обещания и путем заключения «успешных» сделок с «угрожающими» США и ингыми государствами мира повышает свой рейтинг и шансы на переизбрание в 2020 году. Так что в случае повторного избрания Трампа главой государства тема «русских хакеров», якобы повлиявших на исход выборов в США, попросту перестанет быть актуальной для американского истеблишмента. А значит, табу Конгресса США на расширение политического взаимодействия американских и российских политиков может быть снято. Да, США – консервативная страна, а её политики являются образцом догматизма и упертости, однако – в отличие от Обамы, произносившего речи, написанные ему спичрайтерами Белого дома, Трамп делает только то, что планирует сам лично. Он – игрок и делец, а потому совершенно наверняка переиграет аморфную массу утративших берега дебилов. США меняются (и это в-третьих). В этой стране давно идет холодная гражданская война. Так что еще одной предпосылкой предполагаемой смены позиции Вашингтона по России можно считать нарастающие в США политические и гражданские противостояния. В американском обществе накапливается усталость, в виду чего в нем растут ожидания позитивации повестки дня, следствием чего может стать постепенное налаживание двустороннего взаимодействия США и России. Полагаю, что темами, которые могут быть засвечены по итогам встречи Трампа и Путина, могут стать темы договоренностей двух стран по ядерным и иным стратегическим вооружениям, а также тема Сирии-Ирана. Это те темы,  которые позволят обеим сторонам отрапортовать об успехе встречи в Хельсинки. Война с Ираном (на которой настаивает Израиль) не нужна Трампу почти так же, как она не нужна России. Впрочем, не исключено, что договоренности двух президентов по Ирану останутся в скрытой части итогов их встречи. В любом случае до следующих президентских выборов Трампу, дабы закрепить успех в «победе» над Путиным, нужно будет встретиться с российским президентом еще и еще. Это в-четвертых. Наконец, в-пятых, важно понимать, что еще одной и не последней предпосылкой к возможному переходу Госдепа от противостояния с Россией к взаимодействию с ней становится нарастание межцивилизационной конкуренции (между США и Китаем, США и Евросоюзом и проч.), а также усиление геополитического влияния незападных стран и континентов: КНР, Индии, Исламского мира, Латинской Америки и т.п. Сегодня меняются не только США. Меняются мир и время. Вот почему не исключено, что американский политикум уже в ближайшие годы начнет осознавать новую реальность и тот факт, что главной угрозой мировой и американской стабильности является вовсе не Россия. После чего предпочтет сменить стратегию глобализации мира по-американски и нагнетания новой мировой войны на стратегию лидерского участия США в формировании многополярного мира и межцивилизационной конкуренции. Нервы сдают http://www.stroyip.ru/news/news-28452.html Михаил Хазин Почему сегодняшняя ситуация в политической жизни вызывает такое раздражение практически у всех: у политиков, у экспертов, даже у рядовых обывателей? Почему они нервничают по поводу происходящих событий, почему регулярно называют тех или иных политиков «сумасшедшими» или «психами», почему политики совершают совершенно дикие с точки зрения нормальной жизни поступки (вроде провокации со Скрипалями, которые устроили англичане) С чего вдруг? Ну да, кризис, но это не первый кризис на нашем веку. Ну, точнее, он, конечно, круче многих предыдущих, но большая часть населения (в том числе — политики) этого совершенно не понимают. Пока, во всяком случае. Что же такое случилось с людьми, что они чувствуют, чувствуют настолько, что крайне болезненно реагируют на подчас самые невинные раздражители (ну, грубо говоря, что заставило правительство Мэй заниматься столь глупой провокацией?). Ответ, в общем, нам понятен, хотя масштаб соответствующего явления, конечно, недооценивается даже сейчас. И состоит этот ответ в понимании того, что тот мир, в котором люди живут уже несколько поколений — разрушается. Я очень хорошо помню ситуацию конца 80-х. В институте, в котором я работал, до дня зарплаты в какой-то момент не было денег, люди опасались, что нам не заплатят зарплаты. Я тогда сказал, что пока в стране Советская власть, не может такого быть, что людям не заплатят зарплаты. Так и произошло, на следующий день утром деньги в кассе были. И поэтому то, что произошло уже через пару лет, стало, с психологической точки зрения, страшнейшим ударом. Хотя у нас еще были живы (и даже вполне еще бодры) люди, которые помнили войну и соответствующую разруху. Но молодежь им уже не верила. Хотя, умнейшая Медея Михайловна Месхи, посмотрев как-то в конце 80-х какой-то репортаж с Ближнего Востока, с грустью сказала:     «И в Тбилиси скоро будет тоже самое» Так вот, западный мир сегодня находится в том же состоянии, что и СССР в конце 80-х. Более того, экономический механизм при этом работает тот же самый, хотя им это пока не объяснишь. Но умные люди (а они есть всегда) чувствуют, что что-то надвигается, причем очень тяжелое. Даже время прошло примерно такое же, как у нас, с конца войны до прихода Горбачева — 40 лет, у них — с кризиса 70-х до начала явных проблем — лет 35-38. То есть есть еще люди, которые помнят, как было до того, но сделать они ничего не могут: молодые поколения просто им не верят, они «старой» жизни не видели. Я могу привести только один пример. Те многочисленные отели по берегам теплых морей, в которых так любят жить наши туристы, были построены после 1981 года, когда в результате стимулирования частного спроса в процессе проведения политики «рейганомики» резко увеличусь численность «среднего» класса. Ну действительно, кто из тех, кому сегодня до 50 лет, сегодня поверит, что подавляющая часть населения западного мира до начала 80-х в принципе не могла себе позволить ездить на курорты! Но можно напомнить, что в нашей стране загранпаспорт имеет не такая уж большая часть населения, а на курорты ездят и того меньше. Так вот, главной проблемой кризиса станет резкое падение уровня жизни населения. При этом, поскольку накоплен колоссальный долг, это падение  может быть и более сильным, чем тот уровень, который сегодня формально возможен по реально располагаемым доходам. Но даже если долги просто будут списаны, то нужно понимать, что, скажем, в США, сегодняшние доходы населения соответствуют по покупательной способности ситуации 1957 года … да, тогда, конечно, у них жизнь была лучше, чем у нас (вице-президент США Никсон привозил в конце 50-х в Москву на выставку образцы бытовой техники, которую тогда рекламировали в США, желающие могут в интернете соответствующие фотографии найти), но, все-таки, и близко не дотягивает до того уровня, к которому все привыкли за последние десятилетия. И вот это и есть главная причине той истерики, которую сегодня можно увидеть у политиков, особенно, молодых. Казалось бы, им еще жить и жить, но резкое сокращение «среднего» класса приводит к тому, что теряется привычный электорат: бедные люди за нынешних либеральных популистов голосовать не будут. А новых политикой пока к власти не допускают, что тоже создает высокую напряженность, поскольку они вынуждены для того, чтобы пробиться через контролируемые либералами СМИ, вести себя достаточно резко. А ведь нужно понимать, что исчезнет не только «средний» класс, в том виде, как мы его сегодня понимаем, возникнут и совершенно новые группы (одну из них я когда-то назвал «новые» бедные, то есть люди с психологией и образованием «среднего» класса, но понимающие, что они уже никогда в позиции «среднего» класса не вернутся; именно таких людей в нашей стране Гайдар и Чубайс считали возможным физически истребить, в том числе и от голода, но в политической жизни Запада такие мысли сегодня представляются не совсем корректными), у которых вообще нет представительства в политической среде. Но ощущение, что до того единая и полностью закрывающая электорат политическая среда начала «рваться», образуя все более серьезные лакуны, тоже не способствует устойчивости политической среды. В общем, я повторю еще раз, то, что сегодня происходит в политической среде Запада до безумия напоминает то, что произошло в СССР в конце 80-х годов. И, с учетом масштаба и отсутствию альтернативы, которая у СССР была (тогда у нас казалось, что возврат к капитализму даст какой-то позитив), ситуация там будет даже похуже, чем у нас. И приведет она к таким же 90-м … Неудивительно, что они нервничают! Поднять парус надежды http://www.stroyip.ru/news/news-28451.html Андрей Девятов «Над седой равниной моря ветер тучи собирает» Как показывает разведка сознания и времени небополитиков, в реализации 3 000-летнего Плана Соломона, подошедшего в наши дни к развязке, геополитически речь идет о Сирии и Украине. По инициативе Трампа 16.07.18 в Хельсинки состоится его встреча с Путиным. По предвосхищению небополитиков цель встречи состоит в том, чтобы согласовать невмешательство России в тот сценарий, который будет разыгрывать Трамп сразу после встречи (см. материал "Опять о треугольнике США – РФ – КНР"). А разыгрывать Трамп будет План Соломона, по которому в «Битве Конца» (столкновении цивилизаций) наследников Халифата с наследником Рима – «царем северным Гогом с полчищем персов при нем" (Москва – Третий Рим) родится новый мировой порядок. По Плану Соломона "Гог из пределов севера" нужен "пока Сирия не пала". А потом уже "никто не поможет ему": ни Китай, ни ЕС, ни США не помогут сохранить либерализм в России. Примечательно, что после визита 27.06.18 помощника Трампа по безопасности Болтона в Москву МО РФ сообщило о выводе группами вертолетов и самолетов из Сирии назад в РФ. Спросите – зачем? Ответ – чтобы исключить военное вмешательство России в реализацию Плана Соломона при обострении обстановки на границе Сирии с Израилем (хотели бы помочь Израилю, да не чем). Напомню твердое мнение Киссинджера о том, что не позднее 2022 года "Государства Израиль НЕ БУДЕТ".  А куда оно денется? Так переедет в «Новый Иерусалим» – пять южных областей Украины с государственностью вокруг Республики Крым. Ведь там – в Крыму – были: и земля Скифов, и Хазария евреев-ашкенази, и Готия тевтонов, и Орда Гиреев, и православная Русь… Грифон в символике Крыма разных времен – это «охранник» святынь «шатров Симовых» Судя по криптограмме в рупоре планировщика – журнале The Economist «Мир в 2018 году» кульминация с «мертвым клоуном» при молчаливом согласии Ватикана назначена на август. Путь Неба (Дао) по Плану Соломона: от Евро к Крипто-Фениксу и  концу либерализма в РФ А что будет после кончины либерализма в России? Так по пророчествам и замыслу планировщика, на короткое время – 12 лет – Русь преобразится в Царство Правды – державу Белого Царя. По расчету небополитиков – это 2020-2032 годы. И если геополитика по точному определению Нюрнбергского трибунала – это «нацистская идеология» крови и почвы, то небополитика в самоопределении – это «идеология духа надежды». После встречи Путин \ Трамп старый миропорядок начнет рушиться. Тут и пригодиться Музей конструирования будущего. Тут и придет время поднять Парус Надежды, чтобы в бурном море перемен начать движение в Царство Правды. Тут и нужен будет Маяк Победы, чтобы знать куда плыть. Тут и нужен будет Камертон воли, чтобы люди почувствовали себя в команде (артелях круговой поруки), где уважают правду и помогут в беде. Допускаю, что процесс пойдет без непосредственного участия небополитиков, но по нашей навигации – а это «Путь Духа»: ПУТЬ ДУХА – СПРАВЕДЛИВОСТЬ ОДИННАДЦАТЬ СТУПЕНЕЙ ВОСХОЖДЕНИЯ К ОСОЗНАНИЮ ВОЛИ НЕБА Лукавая рассудительность ума ведет сознание людей к сомнению. Сомнение – к бездействию. И только всесокрушающая сила Духа легко преодолевает тупое безразличие, способна к иррациональному поступку, массовому героизму народа, триумфу воли над страхом и расчетом. Поведением людей на уровне коллективного бессознательного (где нет логики лукавого выбора) управляет этика – нормы нравственности обязательные в отношениях людей друг к другу, к обществу, родине.       1. Центральное место в этике занимает честь – доброе имя, достоинство личности и непорочные принципы, обеспечивающие почет и уважение.      2. Честь обязывает жить по правде. Правда – это меч духовный. В душе (психике людей) установки на обладание и служение несовместимы. С позиции чести служение праведно. А желания обладать всегда лукавы. Где           нет правды, нет тяги духа. Нет безрассудного героического порыва.      3. Ведение правды называется справедливость. Дух справедливости, то, что определяет, настоятельно требует от людей вести себя нравственно, есть наказание зла. Мечом духа расправы проталкивается           добродетель.      4. Справедливость ведет к гармонии мира. Гармония – это слаженная соразмерность неравновеликих частей, которых, по крайней мере, три.      5. Гармония убирает борьбу противоположностей, дает покой души.      6. Внутри душевного покоя рождается радость. Радостно значит в Духе.      7. Внутри радости, как благодать Духа, рождается благотворная любовь.      8. Внутри любви проявляется несказуемое – истина. Об истине нельзя сказать ничего определенного, ибо истина находится вне пределов человеческого сознания. Она открывается только тем, кто её ищет.      9. Способность различать истину есть премудрость Божия София. Мудрость – это понимание Высшего Закона вознаграждения и наказания.    10. Премудрость Божия София открывает способность предрекать грядущее через откровение. Суть мистики – обретение пророчества.    11. Обретение вести от Бога – откровение (эврика) позволяет прозреть (различить чувством), а затем и осознать (в логике суждений от ума) Волю Неба – порядок вещей, имеющий космическое основание. Или иначе: обрести резонансно-волновую поддержку «небесных сфер».   В познании Воли Неба перед человеком раскрывается естественный ход вещей, состояние миропорядка, фаза истории (прилив или отлив энергии Космоса), смысл жизни, предназначение, обретается счастье. Золото Скифов: образец венца «Царя Правды»   За и от имени Товарищества Вещего Олега разумных от народа Доклад Московскому Клубу (выстрел в войне смыслов и нервов) Исполнил Андрей Девятов                                 No629 от 09.07.2018 https://vk.com/search?c%5Bq%5D=stroyip&c%5Bsection%5D=auto