Stroyip http://www.stroyip.ru Новости Строительства и Недвижимости ru Wed, 28 Jun 2017 13:10 Консенсус чиновников — сдать Путина в Гаагу http://www.stroyip.ru/news/news-27371.html МНЕНИЕ ХАЗИНА Михаил Леонидович, у нас нередки ситуации, при которых социально значимый и потенциально успешный бизнес-проект сталкивается с катастрофическими последствиями действий чиновников, когда, к примеру, территория оказывается практически полностью зачищенной от работоспособного населения. Более того, богатая памятниками архитектуры и природы территория может быть лишенной всей необходимой инфраструктуры, которая была уничтожена реформами последних лет, проводимыми под девизом оптимизации. В таких обстоятельствах у предпринимателя имеется фактически 3 выбора: а) строить потемкинские деревни; б) банкротиться; в) вытягивать за собственный счет социальный блок, который по определению должен быть возложен на государство. И при этом бизнесмен либо будет вынужден глубоко увязнуть в коррупции, либо окажется под гнетом бесконечных проверок. Видите ли Вы выход из этой ситуации? И еще вопрос. Сегодня в России нет связи между знаковыми распоряжениями должностных лиц и зачастую катастрофическими последствиями этих распоряжений. Чиновник может быть наказан в рамках борьбы с коррупцией, но складывается ощущение, что у нас не существует системы наказания за разрушительные последствия принятых уполномоченными лицами решений. Какие критерии оценки работы властей необходимо, на ваш взгляд, внести, чтобы выйти из сложившегося порочного круга?   Нужно понимать, что современная российская система создана по итогам революции 1991 года (ну, или контрреволюции), задач у которой было, собственно, две. Первая задача — сделать так, чтобы можно было передавать по наследству привилегии, которые получили представители среднего номенклатурного звена — и торговля. Для этого вернули частную собственность. И второе — освободить чиновников от любой ответственности перед обществом. В этом смысле та постановка вопроса, которую вы использовали, — чтобы за неправильные с точки зрения интересов страны решения можно было привлекать к ответственности — это вещь, категорически табуированная современным чиновничеством. Обращаю внимание, что в конституции 1993 года было написано, что государство не имеет идеологии. Почему это написано? Этот пункт введен в конституцию для того, чтобы нельзя было обвинить чиновника в том, что он поступает идеологически неправильно. То есть когда чиновник разрушает завод — это не преступление. Почему? Потому что — а кто сказал, что России нужен этот завод? У нас где-то написано, что они должны увеличивать количество заводов? Нигде не написано. Значит, чиновник ни в чем не виноват. То есть, иными словами, теоретически — наказать его можно только за то, что впрямую внесено в уголовный кодекс. Но для этого существуют разные другие механизмы защиты. Ну, например, коллегиальные решения. Многие не знают, например, что правительство — это коллегиальный орган. Что решения министерств тоже принимаются коллегиально, для этого даже существует специальный термин «коллегия». То есть это те люди, которые должны — теоретически — все вместе принимать решения. И, соответственно, никто из них ни за что не отвечает. И по этой причине государство нынешнее будет отчаянно сопротивляться попыткам внедрить вот эту личную ответственность. Это будет называться тоталитаризмом, диктатурой, еще чем-то. Но в реальности смысл именно вот такой. То есть использование всех этих жупелов и демонизация Сталина связаны как раз с тем, что при Сталине была личная ответственность чиновников за результат, а сегодня чиновники этого категорически не хотят. И по этой причине им нужно объяснить, что любая личная ответственность — это обязательно кровавый режим. То есть это совершенно четкая логика, которую они внедряют в массы. А что касается коррупции, то дело в отсутствии управления, о котором я уже неоднократно говорил. Потому что та система, которая была в СССР, была разрушена в 90-е годы; а ту систему, которые в первые годы, худо-бедно, через пень-колоду, но восстановил Путин, была разрушена в последние два-три года — в связи с постоянным экономическим кризисом и в связи с противостоянием либеральной общественности всему остальному государству. Именно в результате разрушения этой системы произошла очень интересная штука. Дело в том, что раньше шанс на обвинение в коррупции можно было для чиновника минимизировать, если он совершал правильные действия. То есть выполнял поручения начальства, не шел на прямые конфликты, взаимодействовал с правильными группировками и минимизировал взаимодействие с неправильными и так далее. Сегодня, в связи с разрушением этой вторичной системы управления, ситуация очень смешная: обвинение в коррупции никак не коррелирует с действиями чиновника. То есть он может воровать много и нагло — и ему ничего не будет. А может вообще практически ничего не сделать (ну, с точки зрения современного чиновного «этикета»), а его все равно «возьмут» и он огребет по полной программе. То есть это вещь, с которой ничего нельзя сделать. Я встречался в регионах с такой ситуацией, когда местная власть ворует нагло, цинично и демонстративно. Но поскольку этот регион неинтересен Москве с точки зрения финансовых потоков, то то, что там происходит, — просто никого не волнует. Отсутствие этой корреляции между действиями чиновника и теми проблемами, которые у него могут возникнуть, — создает очень специфическую ситуацию. То есть чиновник понимает четко, что он под богом ходит, что в любую секунду в него может ударить молния. Но сказать, когда она ударит, — он не может. Более того, он точно знает: что бы он ни делал, это не увеличивает вероятность удара молнии. Что это означает? Фактически ситуация следующая. Вы заходите в темную квартиру, протягиваете руку к выключателю… И при этом вы знаете, что с некоторой вероятностью выключатель сломался, в этом случае там голые провода, и когда вы руку протянете — вас убьет. Но это же не повод, чтобы не включать свет? Кроме того, вероятность все-таки маленькая, что именно сегодня. И по этой причине логика чиновника становится простая: что нужно украсть как можно больше, пока есть такая возможность — и в нужный момент «слинять». При этом убегать слишком рано нельзя, потому что это опасно. Слишком много связей, слишком много людей: когда ты воруешь, оказываешься вовлечен в сложную систему перекрестных связей. И если ты из нее выскакиваешь, то все остальные начинают раздражаться, потому что ты создаешь проблемы. И по этой причине все вот так подвисает. Все ждут, когда что-нибудь пройзойдет (какое-нибудь ЧП), чтобы можно было сразу сбежать. То есть наша современная государственная элита — вся сидит на чемоданах. Есть какое-то количество людей, которые убежать не могут (например, потому что они под санкциями). Но их, во-первых, очень мало, а во-вторых, их психологию сейчас понять сложно. Но в любом случае у всех, кто хочет сбежать, имеется еще один выход, и это нужно учитывать. Выход следующий: сдать Путина. То есть они твердо убеждены, что если Путин будет сдан (условно, в Гаагу), то они получат индульгенцию: их нельзя будет трогать. То есть на самом деле сегодня создается интересная ситуация. С одной стороны, в общем и целом, в обществе есть некоторый консенсус по поводу того, что лучше Путин, чем кто-то другой. Насколько этот консенсус адекватен — это вопрос отдельный. Более того, он может не нравиться самому Путину, который, может быть, и не прочь был бы уйти. Но значительная часть современного чиновничьего аппарата — чтобы не сказать «подавляющая часть» — кровно заинтересована в том, чтобы сдать Путина в Гаагу и тем самым получить индульгенцию за все то, что сделано. Поскольку они, в общем, более-менее понимают, что убегать некуда. Потому что если ты убежишь с кубышкой, то тебя либо раскулачат либо еще что-то подобное — риски очень велики. Вот картина, которая сегодня складывается. Единственный выход из этой ситуации — это полностью разрушить существующий бюрократический консенсус. А для этого что нужно сделать? Нужно сделать параллельно старому аппарату новый аппарат, затем старый аппарат ликвидировать. Не в смысле физически, а в смысле уволить всех. Создать параллельные министерства, создать параллельные структуры из, соответственно, новых людей, с новыми правилами. И создать для них уже систему ответственности. Объяснив, что в этой новой системе вы можете сделать карьеру только в том случае, если вы будете жить в другой модели, а именно — в модели ответственности. А старых всех уволить. При этом не нужно их ни расстреливать, ни сажать. Потому что та ситуация, в которой они находятся — будут почитать за счастье, что их никто не трогает. Например, ввести условие, что человек, который работал в рамках старых министерств, перейти в новое министерство может только при условии, что он полностью объяснит все имущество свое и своих родственников. Если он этого объяснить не может, то его не берут — это один из вариантов. Но до тех пор, пока эта задача не решена, рассчитывать на то, что чиновники будут кому-то помогать, — это наивно. С точки зрения чиновника любой предприниматель — особенно тот, который своими действиями демонстрирует бездеятельность чиновника, то есть повышает для него опасность неприятностей, — это враг. Его надо утихомирить, успокоить, и в любом случае раскулачить. Мир разлюбил Америку: почему Трамп не виноват http://www.stroyip.ru/news/news-27370.html НА ЛИНИИ Опубликованное американским Pew Research Center исследование, проведенное "среди 40 тысяч жителей тридцати семи стран", показало, что "популярность американской политики при Д. Трампе снизилась", а сам текущий американский президент имеет более низкий рейтинг, чем его предшественник Б. Х. Обама.  Как отмечается в комментарии к исследованию, положительное отношение к США упало с 64% до 49%, в то время как отрицательное увеличилось с 26 до 39%. Что касается рейтинга мирового доверия президенту США - то доверие упало по-настоящему резко, с 64% при Обаме до 22% при Трампе. Лишь в России и Израиле Трамп популярнее Обамы - впрочем, как отмечают жители, они не заметили изменений в американской политике в отношении своих стран. ...Естественно, эти данные интерпретируются как самим руководством центра "Пью", так и многочисленными СМИ как доказательство того, что американский президент Трамп действует на внешнеполитическом поле хуже американского президента Обамы. Однако нам такой вывод представляется натяжкой.  Фокус в том, что для подобного вывода требуется для начала убедить себя, что все сорок тысяч случайно опрошенных граждан планеты разбираются в политике, причем конкретно в американской, и при этом могут отделить политику президента Трампа от политики остальных американских центров власти, как правило ему противостоящих.  В действительности же граждане планеты с куда большей вероятностью знакомы не с реальными действиями и решениями Трампа, а с медийным образом его, который производится и распространяется американскими же СМИ.  Последние же настроены в отношении своего президента, мягко говоря, глубоко критично. А говоря прямо - поливая его на каждом шагу и регулярно (как в недавнем случае с CNN) выходя за рамки "свободы интерпретаций" и просто выдумывая о нём какие-нибудь порочащие фейки.   Таким образом - по сути перед нами отчёт американских СМИ о результатах успешной работы по подрыву авторитета США в мире.  Надо сказать, что ещё при вступлении Трампа в должность мы прогнозировали именно такое развитие событий: если президентство нелюбимого американским медиаклассом республиканца, писали мы, превратится в затяжную гражданскую "холодную войну" (а так оно и вышло) - то в результате позиции США в мире ослабнут (что мы можем также наблюдать в полный рост). К этому стоит добавить также, что новый американский президент всего лишь обналичил те противоречия, которые накапливались в мире и в американской глобальной политике десятилетиями при его предшественниках. И тот явный разброд, который мы наблюдаем сейчас в отношениях некогда казавшегося более или менее единым блока "Запад + НАТО + незападные внеблоковые американские союзники" - является всего лишь прорывом того, что давно назрело. Так что Д. Трамп, по нашему мнению, не виноват. Но теперь американские СМИ, безусловно, будут винить его ещё и в утрате мирового авторитета, усугубляя ситуацию. Мы не можем это не приветствовать. https://plus.google.com/u/0/118347443054615965364/posts/hb4bAvyaCCe Глобальный проект Империум http://www.stroyip.ru/news/news-27369.html  ИВАН МАГРЕГОР Здравствуйте, дорогие принцессы Селестия и Луна. Цикл моих писем к вам ранее более-менее целостно описал глобальный проект, который по задумке мог бы вытащить человечество из системного кризиса и запустить новый виток развития. Тем не менее, цикл этот довольно увесистый, и для системного его понимания нужно прочесть большую часть текстов, что для современного человечия задача совсем не тривиальная, посему я счел нужным написать вам обобщающий и систематизирующий текст по проекту. В конце ХХ - начале XXI века человечество столкнулось с системным кризисом во множестве отраслей и направлений своей деятельности. Это и ресурсный потолок, и экологическая неустойчивость, и генетическое вырождение технологически развитых социумов и их депопуляция, и кризис управления, и кризис структур поиска знаний и понимания реальности, и самое главное, кризис социальных и организационных форм. Ввиду резкого усложнения и ускорения процессов, современные образцы оных форм уже не справляются с такой нагрузкой и сложностью, из-за чего неспособны адекватно реагировать не только на нетривиальные вызовы времени, но и ввиду серьезного ухудшения кадровой базы часто даже типовые и оперативные задачи, которые ранее вполне успешно решались, им нынче не под силу. В результате, как и обычно, у человечества как динамичной самоорганизующейся системы есть три принципиальных пути разрешения кризиса, три аттрактора (А.П.Назаретян. Нелинейное будущее, 2013): простой, горизонтальный и вертикальный (странный). = простой аттрактор – деградация и упрощение системы до состояния, в котором ресурсной базы будет хватать, а организационные и социальные формы и их управляющие системы снова смогут справляться с задачами, т.е. скатывание человечества в новое даже не средневековье, а темновековье, с быстрой по историческим меркам утратой технологий и гуманитарных навыков, соответствующей коррекцией численности популяции (до 150-500 млн.), и без особой надежды на новый ренессанс, индустриализацию и технологическое развитие ввиду исчерпанности уже истраченных ресурсов, прежде всего углеводородов. Этакий средневековый Арканар форева, скорее всего щедро украшенный многочисленными радиоактивными и химическими пустынями, образовавшимися в результате применения ОМП и техногенных катастроф, по которым еще некоторое время (пока не иссякнет бензин и не доломаются последние машины) будут колесить бойцы полураспада с безумным Максом и бессметрным Джо. = горизонтальный аттрактор – стабилизация и консервация системы на текущем или несколько более простом уровне сложности, но в общем с сохранением большей части технологических и гуманитарных достижений, но без возможности дальнейшего развития. На данный момент это основной сценарий, на который работают глобальные элитки, самая реалистичная версия которого состоит в создании небольших высокотехнологичных и хорошо логистически связанных анклавов по всему миру с жесткой сословной (кастовой) системой, консервирующей господствующее положение современной элиты и отсекающей конкуренцию снизу, с системой тотального электронного контроля (электронный концлагерь), за пределами которых будут жить неоварвары – источник дешевой рабочей и военной силы, органов для трансплантации и иногда какой-то уникальной ремесленной продукции, тоже с коррекцией численности популяции до 0,5-1,5 млрд., из которых более-менее нормально по современным меркам жить будет не более 50 млн. Но горизонтальным аттрактором этот сценарий является лишь в фимозных мозгах современной элитки, потому что в реальности это будет тот же простой аттрактор (скатывание в темновековье), разве что несколько более (на 50-100 лет) затянутый во времени, т.к. воспроизводство технологий – это прежде всего вопрос воспроизводства высококвалифицированной кадровой базы, которая сама по себе как грибы не вырастает, а является следствием работы сложной социально-производственной системы. Сословное общество и электронный концлагерь вкупе с резким сокращением образованного населения (анклавы планируются небольшими) не позволят воспроизводиться этой кадровой базе, отчего она деградирует уже во втором-третьем поколении. И даже роботизация не поможет, т.к. чтобы производить и чинить роботов опять же нужна высококвалифицированная кадровая база. Так что сценарии консервации от современной элитки – это ровно тот же Арканар, только чуть попозже и, возможно, без радиоактивных и химических пустынь. Истинным горизонтальным аттрактором (стабилизацией) мог бы стать тотальный уход населения в виртуал ака матрица, мозги в банке или полный перенос сознания в машину, при котором человеки перенесли бы свою активность в выдуманные миры, там бы строили, любили и воевали, а в реальности потребляли бы минимум ресурсов, что позволило бы сохранять такое состояние цивилизации сколь угодно (по человеческим меркам) долго. = странный (вертикальный) аттрактор – резкое усложнение и оптимизация системы за счет нетривиальных решений и общего увеличения ее рациональности, что позволяет системе разрешить накопившиеся противоречия,  получить доступ к новым источникам ресурсов и продолжить дальнейшую эволюцию. Для исполнения именно для этого сценария инициирован глобальный проект Империум. Локальной ключевой целью этого глобального проекта является выполнение сценария странного вертикального аттрактора в сложившейся точке полуфуркации и системном кризисе, выводе человечества на фазу космической экспансии и управляемой эволюции и создание условий и предпосылок для формирования разумного космогонического фактора. Когда это будет сделано, то дальше будет видно какая локальная ключевая цель будет следующей, пока бы с этим разобраться. Проект принципиально отказывается от постановки итоговых ключевых целей, т.к. развитие и прогресс – это бесконечный процесс, ибо системная сложность принципиально не ограничена, поэтому проект в каждый конкретный момент имеет лишь локальные ключевые цели, определяемые исходя из принципов имперской философии, о которой будет сказано ниже. Для того чтобы обеспечить выход из системного кризиса и выполнение локальной ключевой цели проект Империум предполагает разработку и внедрение новых, более совершенных социальных и гуманитарных технологий, совершенствование социальных алгоритмов и агрегатов, выполнение вспомогательных проектов, что и позволит разрешать кризисные ситуации. В этом отношении глобальный проект Империум является прямым наследником и продолжателем красного социалистического проекта, но в сравнении с советским проектом Империум очень сильно модернизирован и проапгрейджен с учетом самых современных научных достижений, отвязанный от догматики и готов к дальнейшей адаптации и модернизации по мере открытия и накопления новых знаний и закономерностей. Основные технологии На данный момент проект предполагает разработку и внедрение серии социальных институтов и технологий, включая три базовые, хотя ими он далеко не исчерпывается, и наверняка серьезно расширит список этих технологий по мере новых исследований, разворачивания и развития. Искусственная элита. Кризис современных систем управления наглядно продемонстрировал тот простой факт, что управленческая элита (господствующий слой), которая формируется естественными механизмами и алгоритмами в процессе социальной борьбы почти никогда не бывает надлежащего качества, и почти всегда довольно быстро наполняет узловые точки принятия решений людьми мало компетентными, неумными, недоброжелательными и недобросовестными по отношению к обществу и соответствующему делу, т.к. навыки и качества, необходимые для продвижения вверх по иерархии и удержания властных позиций и они же, необходимые для качественного исполнения управленческих функций чаще всего совершенно различны и очень редко они совпадают у одного человека. Династическое (сословное) комплектование ухудшает качество кадров еще сильнее, а демократические процедуры и гражданские институции на практике показали околонулевую эффективность на высших и средних уровнях управления, оказавшись не более чем профанацией ввиду банальной сложности вопросов и недостатка информации, в которой обычному человеку, не являющемуся специалистом в этой области, просто не разобраться и не раздобыть за сколь-нибудь приемлемое время. И не потому что «народ не тот, быдло и дураки», а потому что вопросы сложные, специфические, требующие соответствующей компетенции, не самой публичной информации и немалого времени для изучения, что доступно очень немногим по объективным причинам. Таким образом для формирования систем управления, способных справиться с возросшей сложностью и скоростью процессов на смену современным механизмам – аристократии и демократии, которые не справляются, глобальный проект Империум намерен применить гораздо более совершенный механизм формирования элиты – ноократию. Технология искусственной имперской элиты состоит из трех основных модулей: = Метка судьбы – программа комплексного тестирования когнитивных качеств подрастающего поколения с целью их оптимальной профессиональной ориентации. На этом этапе наиболее подходящие кандидатуры для подготовки элиты отбираются и подвергаются необходимым проверкам. = Схола прогениум – система специализированных учебных учреждений, предназначенных для воспитания будущих элитных управленцев из числа наиболее способных кандидатов, где им прививают специфическую социальную логику и этику, и готовят к сложной организационной работе. = Инквизиция и искусственные властные группировки – система организации власти на базе рационального начала, сформированная поверх институтов и организаций и четко отделенная от стандартной бюрократии, отвязанная от ее алгоритмов и правил иерархического роста. Действует как субъект стратегического целеполагания, воздействуя на процессы посредством ударных команд прогрессоров и тонкой непубличной кадровой работы. Общество игры. Система социального стимулирования, почти полностью отвязанная от материального потребления, чьи стимулы непосредственно связаны с иерархическим статусом через механизм игрового рейтинга в системе социальных игр. Это перспективная и уникальная технология проекта Империум, которая при внедрении по своей социальной значимости может быть даже более существенной чем изобретение денег. Технология общества игры состоит из трех основных модулей: = Социальный рейтинг – система статусов и достижений, которые фиксируются в едином реестре, к которым может получить доступ онлайн любой желающий, которые отмечают достижения человека в тех или иных отраслях и видах деятельности, начисляя за них определенное количество баллов и определенных уровней социального статуса по их накоплении. Выступает универсальным показателем социального статуса, от которого зависят возможности карьеры, сила голоса в системах электронной демократии, пенсионное обеспечение, авторитет на бытовом уровне и т.д. = Параллельные иерархии – система дополнительных и вспомогательных социальных игр, позволяющих найти удачное применение для людей, которые становятся избыточны в производственных и административных цепочках. Мощный механизм социальной стабильности, решение проблемы лишних людей (недостатка привлекательных социальных ролей) даже при стопроцентной автоматизации, инструмент предотвращения деградации населения, обеспечения его развития и выполнения задач, находящихся вне экономической мотивации. = Социальная карма – система саморегуляции общества на основе социального рейтинга посредством механизма взаимного голосования и оценки по результатам  социального взаимодействия. Этот механизм призван заменить естественную социальную карму, которая поддерживала работу многих поведенческих регуляторов, но утратила свою эффективность. Естественная социальная карма поддерживалась за счет перекрестных социальных связей в общинах и коллективах, но сейчас эти связи уже не могут  эффективно работать из-за атомизации, укрупнения социальных агрегатов с сильным превышением числа Данбара, развала вторичных социумов – общин. Искусственная социальная карма выполнена на современной технологической основе, не зависит от этих древних и естественных механизмов социализации, она поможет восстановить работоспособность множества поведенческих регуляторов. Глобальная АСУ «Сигиллит» – комплексная автоматизированная система управления обществом. Предназначена для радикальной оптимизации управленческой работы за счет рационализации процессов, перекладывания громадной расчетной работы на машину и за счет наглядности процессов благодаря передовой инфографике. Состоит из трех основных модулей: = Мастер администратума – система планирования и прогнозирования потребностей общества. В этом модуле производится укрупненное планирование общих инфраструктурных, производственных, бытовых и культурных потребностей, планирование и межотраслевое балансирование крупных и стратегических хозяйств и предприятий, разработка и оптимизация стандартных управленческих алгоритмов, дополненная системой саморегуляции на базе механизмов электронной демократии. = Универсальная торговая система – система планирования и прогнозирования текущих хозяйственных потоков, оптимизации кооперативных цепочек, подбора контрагентов и логистики. На этом уровне происходит притирка общих планов к текущим флуктуациям потребительского и производственного спроса, что сделает общую систему планирования хозяйства быстро рефлектирующей, гибкой и интерактивной. Кардинальная оптимизация торговой деятельности, ликвидация паразитических секторов за счет автоматизации оптовых торговых цепочек в единой базе данных с полной увязкой с транспортными системами. = Молот ведьм – система учета и анализа властных группировок, клубов, лож, и других организационных форм межэлитного согласования.  Сведенный в единую базу данных результат разведовательно-аналитической работы позволит выявить и вскрыть реальных игроков и чужие структуры управления (прежде всего англо-саксов), а также вести чуткую кадровую работу в собственной системе управления. В этом модуле будет распределяться управленческая нагрузка между своими и дружественными властными группировками, а также планироваться операции влияния на чужие и враждебные с целью оптимального выполнения планов по удовлетворению нужд общества и проекта. По сути глобальная АСУ «Сигиллит» свяжет в единую цепь и скоординирует работу всех систем общества от административной и производственной работы до дипломатии и спецслужб, выведя их общую эффективность и рациональность на принципиально иной уровень. Вспомогательные социальные технологии и институции глобального проекта Империум не исчерпываются данным списком, но на текущем этапе являются крайне важными: Солидарная ответственность. Принцип коллективной ответственности, применяемый в чрезвычайных ситуациях для людей, занимающих высокое положение и обладающих серьезным влиянием как радикальная дисциплинарная мера. Предполагает коллективную конфискацию имущества и запрет на общественную деятельность для членов семей и доверенных лиц людей с значительным влиянием, которые совершили системно значимые преступления, а также создание службы их поиска и показательной ликвидации в случае побега. Можно выполнить эту службу в виде формально неподконтрольной криминальной группировки чтобы с порога отфутболивать обвинения в терроризме. Разные контуры культуры. Размежевание информационных потоков для выведения потенциально деструктивных для социума объектов культуры из массового обихода, и при этом не запрещая экспериментов и неоднозначных ходов чтобы не тормозить развития культуры и общих гуманитарных технологий. Воспитание рационального мышления. Комплекс мероприятий, заключающийся прежде всего в соответствующей модификации школьной программы, благодаря которому подрастающему поколению будут прививаться современные и нужные навыки работы с информацией, организационными формами, методами верификации и принятия решений. Также сюда включается ввод учебной дисциплины. Служба итераторов. Уникальная технология проекта Империум. Специальная служба, которая будет целенаправленно заниматься вопросами социализации населения, построения общин, вторичных социумов и социальных агрегатов. В силу серьезного изменения современного быта и информационной среды, естественные механизмы социализации начинают давать сбой, ибо не приспособлены под такие условия. Служба итераторов призвана нивелировать негативные эффекты НТП и вовремя приспосабливать общество под новые формы социального взаимодействия и организации на бытовом и межличностном уровне. С учетом нацеленности на дальнейший НТП и развитие социальных технологий, важность такой службы трудно переоценить, хоть еще совсем недавно подавляющему большинству людей для успешной социализации было достаточно врожденных инстинктов. Имперская философия. Универсальная и чрезвычайно простая в своем базисе философская система, построенная на рациональности, способная стать интегратором почти над любыми другими видами и типами учений и работать даже с учетом неполноты информации благодаря непрерывной логике. О самой философии Империума будет написано ниже. Социальная инженерия. Новая социальная наука, способная работать с общими социальными закономерностями что властного, что межличностного, что экономического характера, способная связать их сквозными формулами и показателями. На базе этой науки планируется разрабатывать основную часть имперских социальных технологий. Имперский стиль. Комплекс мероприятий для перестройки архитектуры, культуры, декора под новый стиль мышления и имперской философии. Особое внимание планируется уделить массовой музыке как одному из самых сильных инструментов формирования сознания подрастающего поколения. Управляемый сброс внутрисоциальной агрессии. Комплекс мероприятий, позволяющий утилизировать разрушительные и асоциальные мотивации населения в конструктивной или хотя бы неопасной форме. Проблему с насилием сейчас частично удается решить через его виртуализацию, но насилие – не единственный вид внутрисоциальной агрессии, например, системное воровство, служебный подлог, психологическое насилие или аутоагрессия могут  иметь куда более значимые негативные последствия для общества и личности, и потому необходимы некоторые другие предохранительные клапаны. Среди таких решений проект Империум предлагает, к примеру, систему добровольной боевой подготовки (которая одновременно решает проблему мобилизационного резерва и боевого обучения населения задешево, а то еще и с прибылью), а также легализацию драк (с необходимыми предосторожностями, естественно). Смешанная планово-рыночная система на базе современных информационных технологий, позволяющая наилучшим образом использовать сильные стороны как централизованного, так и децентрализованного способа планирования производства. Денежная система Гезеля. Использование денежного демереджа (платы за деньги) вместо эмиссионного ссудного процента и инфляции позволит решить неисправимый математический парадокс современной денежной системы, избавив экономическую систему от циклических кризисов и позволяя преодолеть необходимость расширения рынков сбыта. Комплексный инвариант прейскуранта. Использование в качестве меры стоимости не одного отдельного товара (золото, нефть, энергия), а корзины значимых товаров, важных инфраструктурных и демографических показателей, что позволит стабилизировать валютную систему, пресечь валютные спекуляции, обезопасить финансовую систему при удешевлении тех или иных товаров вследствие НТП, а также направить усилия эмитентов на внутреннее развитие, а не на спекуляции. Прогрессивный НДС (или налог на продажи). Фискальная регуляция потребления, затрудняющая потребление вредных или слишком экологически расточительных товаров и услуг, и стимулирующая потребление более полезных и щадящих экологию. Модель развития Для обеспечения дальнейшего прогресса проект Империум обязан иметь некоторую модель развития, так как предыдущая капиталистическая (рыночная) модель себя к современности исчерпала. Для разработки новой модели развития в рамках глобального проекта Империум было принято решение не ограничиваться хозяйственными, экономическими отношениями, а использовать закономерности всего спектра социальных отношений и мотиваций, в рамках которых собственно экономические – лишь один из частных случаев. Модель развития – это прежде всего система социальных (а не только экономических!) стимулов, которые понукают общество к коллективному действиям, направленным на прогресс. Поэтому, ввиду исчерпанности системы стимулов экономических, модель развития Империума делает основную ставку на другие, внерыночные стимулы, и в этом опирается на свои базовые технологии. Для новой модели развития подвергается пересмотру и модификации само понятие капитала. Ранее капитал рассматривался как результат труда, имеющий стоимость и способный эту стоимость самостоятельно увеличивать. В реальности стоимость капитала увеличивается не сама собой, а благодаря работе социальной системы, кроме того, сама по себе стоимость капитала – слишком уж субъективное понятие, зависимое от того что в том или ином социуме, собственно, имеет оную стоимость. Но главное не в этом, а в том, что неверно определена основная социальная функция капитала, ибо она состоит совсем не в том чтобы бесконечно расти. К примеру, капитал в миллиард долларов – это много или мало? Если вы с таким капиталом живете среди бедного населения, готового за сто баксов вам ботинки лизать, то этот капитал огромен. Но если окружающее вас население имеет сходные капиталы, а то и большие, или деньгами как таковыми не интересуется вовсе, то и капитала как такового у вас нет, так как вы не можете с его помощью изменить поведение окружающих, хотя в обоих случаях у вас идентичная сумма капитала в абсолютном выражении. А все почему? Потому что истинной социальной функцией капитала является возможность принуждения других людей к нужному вам поведению, т.е., собственно, доминирование. В этом свете не так уж важно растет капитал в абсолютном выражении или уменьшается, но истинной мотивацией его владельца является возможность доминировать над окружающими, навязывать им свою волю и получать доступ к интересующей части общественного продукта. Посему понятие капитала следует пересмотреть, и определить его как нечто, при помощи чего можно влиять на социальные процессы и поведение окружающих и получать доступ к ресурсам общества независимо от природы этого нечто. Частным случаем капитала в этом случае являются материальные ценности, выраженные в собственности. Но капитал может выражаться и в военной силе, при помощи которой можно навязывать свою волю окружающим, и в социальной репутации (авторитете), и в связях (доступе к ключевым точкам коммуникаций), и в социальном статусе (должности и полномочиях), и в чем угодно другом, при помощи чего можно получить власть над окружающими,  социальными процессами и доступ к ресурсам. Например, вы можете быть среднестатистическим нищебродом без должностей, денег, и силы, но если вы, например, псайкер, способный телепатически контролировать поведение других людей, включая самых могущественных, или вы закадычный друг царской семьи и авторитетны в ней, то вы обладаете значительным капиталом, т.к. в любой момент можете продавить в социуме нужное вам решение, использовать как сочтете нужным его ресурсы, и реальное ваше влияние и власть огромны даже в сравнении с самыми богатыми людьми. Другое дело что капитал можно и не использовать по его прямому назначению, но главным показателем капитала является именно возможность проявлять власть и использовать ресурсы общества с его помощью. Владеть ресурсами при этом для капитала, что забавно, совсем не обязательно, ключевой целью тут является именно их фактическое использование по своему усмотрению. Используя различные типы базовых мотиваций для разных социальных агрегатов соответственно объективно возможному уровню их разумности и рациональности, имперская модель развития впервые жестко и сознательно вписывает в социальные механизмы и производственные отношения мотивацию творчества, подключая ее к генератору прогресса. А мотивацию доминантности, используя новое понимание капитала, который уже не ограничивается материальной собственностью, новая модель развития сознательно отвязывает от материального потребления, и позволяет добиться стимулирования прогресса без необходимости расширения рынков сбыта и перерасхода невосполнимых и быстро исчерпываемых ресурсов. Более того, в понятие прогресса впервые включаются не только материальные, но и гуманитарные технологии, что также вписывает генерацию культуры в производственные контуры наравне с производством материальным. Основные проекты Для выполнения локальной ключевой цели глобальный проект Империум предусматривает выполнение промежуточных проектов, которые должны подготовить социум и направить его в нужном направлении. Из основных таких вспомогательных проектов, призванных подготовить человечество к фазе космической экспансии и формированию разумного космогонического фактора, можно назвать следующие:  Необходимо решить проблему депопуляции технологически развитых социумов и их генетического вырождения. Для решения этих задач разработан проект великого переселения народа 21 века, который предусматривает массовое переселение населения из биологически опасной, мутагенной мегаполисной среды в небольшие экологические поселки. При появлении соответствующих технологических, ресурсных и экономических возможностей, естественно, но ввиду важности задачи и ограниченности времени на реакцию для появления таких возможностей следует направить достаточные усилия.  Проект предназначен для решения проблемы тяжелой наркотизации, которая по мере освобождения людей от труда и дальнейшей автоматизации может значительно усугубиться. Для решения проблемы предусматривается создание системы специализированных поселений, в которых наркозависимые люди будут изолированы от остального социума чтобы прервать порочную цепочку воспроизводства новых наркоманов, а также увеличить вероятность исцеления от наркомании на ранних стадиях протекания болезни.    Проект призван решить проблему легкой наркотизации, в частности, алкоголизации. Несмотря на единую природу этой проблемы с предыдущей, решения для этих проблем нужны все-таки разные ввиду серьезного различия в скорости и характере протекания заболевания и в способах формирования зависимости. Проект предусматривает комплекс мероприятий в культурной и организационной отраслях, призванных откорректировать социальную логику и культуру социума, благодаря которым можно будет свести проблему алкоголизации к статистически и биологически несущественной.      Подготовка технологий и инфраструктуры для начала космической экспансии, а также внедрение социальной логики, философии и целеполагания Империума для всех народов планеты до начала фазы космической экспансии. Проект предполагает разработку и внедрение технологий, основанных на новых физических принципах, способных обеспечить хозяйственное освоение космоса. Ключевая инфраструктура – это то, что позволяет получить решающее влияние в мире. Раньше это была религиозная инфраструктура, затем образовательная инфраструктура, затем финансовая, элитарных клубов,  и наконец медиаинфраструктура. Русская цивилизация, к сожалению, почти всегда опаздывала с созданием ключевой инфраструктуры предыдущих технологических и социальных укладов, и сейчас уже нет особого резона догонять конкурентов. Конечно, нужно создавать свою инфраструктуру чтобы иметь сувернитет и не бояться выкручивания рук, но получить влияния с ее помощью нельзя ибо ниши уже заняты. Вместо этого рациональнее сконцентрироваться на мощном рывке в ключевой инфраструктуре завтрашнего дня, а именно на космической инфраструктуре, которую конкурентам дублировать будет невозможно или слишком затратно, и они вынуждены будут пользоваться нашей и на наших, соответственно, условиях.  На протяжении последних тысячелетий истории человечества его усредненные когнитивные качества и размер мозга, к сожалению, лишь уменьшались в силу социальных закономерностей и производного от них негативного церебрального сортинга. Несмотря на то что уровень разумности человечества покамест компенсируется наращиванием культурного багажа, эта негативная тенденция к современности так и не преодолена, и со временем способна снизить когнитивные качества человечества до уровня, при котором выполнение локальной ключевой задачи проекта Империум будет невозможным. Для решения этой проблемы, а также для обеспечения постепенного наращивания когнитивных качеств человечества предусмотрен проект «Основание». Подробности проекта только для служебного пользования и не подлежат публичному обсуждению.   Философия и система ценностей Система ценностей проекта Империум базируется на самом прогрессивной на сегодня основе, берущей начало еще в глубокой древности, а именно в осевом времени. Еще тогда сформировалось два различных подхода, два начала, которые с тех пор непрерывно конкурируют в человеческой философии, часто-густо находясь в разных пропорциях в одних и тех же учениях, отражая противоречия этих начал в самом человеке. Эти начала можно назвать орфейским и дионическим, правда условно, потому как и те, и другие учения и мистерии тоже содержали в себе мешанину, хоть и в полярных пропорциях. Этих два начала четко соответствуют разным сигнальным системам человеческого разума, а именно первой и второй, т.е. лимбической и неокортикальной части головного мозга, отражающих соответственно животную, инстинктивную обработку сигнала, и антропную, рациональную, логическую. Эти два философских начала, условно орфейское и условно дионическое (дионисийское), отличаются именно сигнальными системами, на базе которых расставляются приоритеты и принимаются решения, т.е. на базе животного или на базе антропного принципа. В дионическом начале приоритетом обладает чувственная, эмоциональная, инстинктивная обработка сигнала, критерием хорошего и плохого выступает соответственно приятное или неприятное, интересы отдельной личности почитаются выше интересов общества, проекта, системы, но ниже интересов более доминантной личности, а критерием истины выступает мнение авторитета, т.е. наиболее доминантной особи, например, Бога или Папы римского в религиозных системах или «Начальник всегда прав» в системах бюрократических. В орфейском начале приоритетом обладает рациональная, логическая обработка сигнала, критерием хорошего и плохого выступает целесообразное (продуктивное) и нецелесообразное (контрпродуктивное), интересы проекта и системы почитаются выше любого отдельного элемента независимо от его доминантности, а критерием истины является соответствие суждения объективной реальности. Несмотря на то что орфейское начало в философии возникло ощутимо раньше, оно все же не стало мейнстримом, и с осевого времени было в тени начала дионического, лишь иногда появляясь где-то на периферии или даже полупериферии в качестве избыточного разнообразия. Вероятно, информационное состояние социума все это время было недостаточным для перехода человечества на рельсы более прогрессивного мышления, хоть стоит признать, что с развитием философской мысли потихоньку-помаленьку орфейское начало крепло, росло, и постепенно теснило дионическое. От странных кружков пифагорейцев, переливаясь через реторты не менее странных алхимиков, оно в свое время прогремело победным рокотом научного метода, и покамест наиболее полно оно нашло свое воплощение в теории систем, размышлениях о ноосфере Вернадского, в тектологии, в синергетике и в универсальной истории. Это, конечно, далеко не предел для орфейского начала, но все это время оно было на периферии, хоть и озаряло отдельных мыслителей, но отнюдь не было массовым мейнстримом. Сейчас наступил момент, когда выбор перед человечеством не особо велик: или начать руководствоваться рациональным, разумным началом и выйти из системного кризиса, либо продолжить потакать чувственным страстям и гормональным рекам, скатившись в деградацию и темные века. Глобальный проект Империум выбирает первое, основываясь на рациональности, на орфейском начале, на примате разума. В качестве логического инструментария философия Империума использует самую передовую на сегодня логику – непрерывную (нечеткую). В отличие от бинарной дискретной логики Аристотеля и ее немного модифицированной версии диалектики Гегеля непрерывная логика не требует абсолютов, логических вариантов в ней совсем не обязательно два, они не обязательно полярны и противоположны, и они совсем не обязательно друг с другом борются. Например, в логике Аристотеля указанный ранее животный и антропный принцип мышления рассматривались бы как полярные варианты «или то, или другое», в диалектической логике они бы представляли из себя дуальную пару единства и борьбы противоположностей. Но в реальности животный и антропный принцип мышления не являются ни противоположностями, ни дуализмом, и могут вполне спокойно существовать как отдельно друг от друга, так и в сложных формах взаимодействия. В реальности это лишь разные методы обработки сигнала, более древний, и более новый и эволюционно продвинутый. И это при том что животный принцип обработки сигнала тоже довольно продвинутый в сравнении с системой реагирования растений, а та в свою очередь куда более продвинута чем система реагирования у простейших. Таким образом животный и антропный принцип обработки сигнала ни разу не антагонисты, не полярности и не противоположности, но лишь условные этапы развития систем распознавания, обработки сигнала и реагирования. Как не являются противоположностями, например, дисковые эбонитовые телефоны 50-х и современные смартфоны, просто смартфоны на текущий момент куда более функциональны и прогрессивны, и при этом мы понимаем, что на смартфонах эволюция средств коммуникации в общем-то не закончилась, как не началась она и с дисковых телефонов. Поэтому непрерывная логика оперирует бесконечностью логических состояний между «Да» и «Нет», вместо абсолютов оперирует вероятностями, не требует всенепременной полноты информации (лечим баг мышления теоремы Геделя о неполноте) и, что наиболее важно, не требует непререкаемых догм для мышления. Это позволяет использовать философию Империума в качестве интегральной философии для почти любых идеологий, т.к. благодаря непрерывной логике можно сделать финт ушами и признать небольшую вероятность истинности учения про какого угодно Ктулху, и при этом сохранить возможность принять наиболее рациональное решение и поддерживать общую моральную базу и принципы целеполагания. Это позволяет интегрировать в проект и направлять в общем векторе людей почти любых исходных убеждений без необходимости ломать эти убеждения через колено. Конечно, когда-то наступит истинный рассвет цивилизации и последний камень последнего храма рухнет на голову последнего жреца, но сейчас мы должны понимать, что когнитивные качества и массовая культура человечия довольно ограничены, и оттого средства суггестии так или иначе придется использовать в нужных пропорциях и местах, рационально понимая их необходимость. Когда-то, если, конечно, не скатимся, мы достигнем того уровня разумности, когда отсталые формы познания вроде культов человечию больше не понадобятся, и средства суггестии для социального конструирования станут неактуальными, но это только со временем. Всему свое время. Комплексная многомерная этика имперской философии основывается на орфейском, т.е. на антропном принципе обработки сигнала и непрерывной логике, поэтому этичность поступков оценивает исходя из их целесообразности в свете доступных на текущий момент знаний и методик прогнозирования и соответствующих им иерархии ключевых, стратегических, тактических и оперативных целей. В рамках многомерной этики оцениваются не просто методы, которые были задействованы в поступке (чистые или грязные, разрешенные или запрещенные), но мотивация, методы и результат (уже достигнутый или прогнозируемый) поступка в целом, и его целесообразность и продуктивность в свете иерархии целей. Понятие справедливости философия Империума рассматривает через соблюдение принципа равноценного обмена, который предполагает не всем поровну, а всем по заслугам и их потенциальной ценности исходя из имеющихся возможностей. Системно понятие справедливости в имперской философии серьезно отличается как от религиозного и коммунистического (всеобщее равенство), так и от капиталистического, феодального, рабовладельческого (социал-дарвинизм). Главным противоречием между этими принципами на уровне системы являлось отношение к социальной иерархии: или полное его отрицание (все равны), или утверждение правильности естественного способа построения иерархий (сильный всегда прав). Философия Империума не отрицает иерархию, т.к. осознает ее необходимость для процесса организации систем, но также осознает тупиковость и ограниченность построения иерархии по животным принципам, поэтому настаивает на преимуществе орфейского начала перед дионическим, на оптимизации и рационализации этой самой иерархии, что и обеспечит справедливость иерархической дифференциации. Принципом глобального целеполагания и основной миссией разумных существ имперская философия полагает управляемую эволюцию, которая должна способствовать увеличению организации вещества во Вселенной и постепенно снижать уровень ее энтропии. Кратко и в общих чертах эта философия изложена в моральном кодексе строителя Империума. Ввиду того что наиболее близко к орфейскому началу и имперской философии на текущий момент находится социальная логика и культура русской (постсоветской) цивилизации, ввиду того что русская цивилизация уже имела серьезный и во многом положительный опыт ведения красного социалистического проекта, ввиду того что другие возможные центры рывка не смогут выйти из капиталистического проекта до его очевидного краха и неизбежного скатывания, а также ввиду других факторов, для начала глобального проекта Империум базой была выбрана именно русская цивилизация и Российская Федерация как единственное более-менее работоспособное, защищенное, ресурсно обеспеченное и субъектное государство этой цивилизации. План и этапы внедрения Учитывая то, что основные технологии проекта Империум могут быть выполнены централизованно, самым предпочтительным является план внедрения сверху. Скорее всего, возможны и варианты внедрения проекта снизу, но я на данном этапе, если честно, затрудняюсь представить себе как это может выглядеть на практике. План внедрения сверху предполагает заключение договора согласия с наиболее адекватной частью российской элиты, запуск развития по плану Глазьева (капиталистическая модель), которое даст Российской Федерации дополнительные 15-20 лет экономического роста, а за это время должна быть выполнена разработка и внедрение основных социальных технологий, которые по исчерпанию ресурса развития по плану Глазьева обеспечат переход на новую модель развития Империума. Постепенная экспансия проекта Империума после его успешного внедрения и закрепления в Российской Федерации планируется через подобные механизмы, а именно через постепенное приведение к согласию и заключению аналогичных договоров с частями элит других социумов и стран (возможно, для этого потребуется их предварительная подготовка) благодаря собственному резкому рывку в развитии, обеспеченному имперскими социальными технологиями, и контролю ключевой космической инфраструктуры. Это является дополнительной гарантией для той части элит РФ, которые поддержат проект, т.к. исполнение договора со стороны Империума будет способствовать приведению к согласию и других. При этом установление единого правительства совершенно не обязательно, более того, рациональнее сохранить разные системы управления разными социумами, поддерживая в них здоровую конкуренцию, можно даже и искусственную, чтобы понукать их прогресс. Для выполнения локальной ключевой цели глобального проекта Империум вполне достаточно чтобы другие социальные системы переняли его систему ценностей, социальную логику, институты и организационные формы, что и обеспечит его фактическую глобальную экспансию. Благодаря внедрению социальных технологий глобального проекта Империум мы, если повезет, сможем преодолеть системный кризис человечества и направить его лучшим из путей, дорогие принцессы – путем Гармонии, путем наибольшего успеха, радости и прогресса, и обеспечить человечеству вхождение в золотой век, о котором оно так долго мечтало. Всегда верный, чешу вас за ушками. https://plus.google.com/u/0/118347443054615965364/posts/NP84Uf5SuXn https://plus.google.com/u/0/118347443054615965364/posts/EEXg6F76phE  Бессмысленная гонка. Российские ученые проигрывают еще на старте http://www.stroyip.ru/news/news-27368.html Мурат Чошанов Об авторе: Доктор педагогических наук, профессор кафедр математических наук и подготовки учителей Техасского университета в Эль-Пасо (США) Догнать и перегнать Во время прошлогодней поездки в Россию я встретился со своими бывшими коллегами из одного федерального университета, и разговор зашел о «несладкой жизни» профессуры. Мои коллеги с горечью говорили о том, что поставлены в сложные условия: возрастают требования к публикационной активности, а вместе с ними увеличивается и учебная нагрузка при практически замороженной зарплате. Университетская администрация оправдывает «нововведения» желанием «догнать и перегнать всех и вся» в рейтингах лучших университетов мира… Как известно, в ответ на майские указы Президента РФ в 2012 году была принята государственная программа «Развитие науки и технологий». В качестве одного из ключевых индикаторов выполнения этой программы Минобрнауки определило число публикаций российских авторов в научных журналах, индексируемых в базах данных Scopus и Web of Science. Следует признать, что цель программы достаточно прогрессивная, учитывая тот факт, что начиная с 1990-х в силу определенных причин российская наука стала терять свои позиции в мире. Однако, на мой взгляд, средства достижения цели были выбраны не вполне удачно. Не претендуя на глубокий анализ ситуации, хотел бы поделиться некоторыми личными наблюдениями о простейших ее составляющих, а также о последствиях реализации программы, которой в этом году исполнится пять лет, в российских вузах. Правило 40-40-20 Как известно, ломать — не строить. Резкий и во многом непродуманный переход от устоявшейся годами советской модели «вуз-НИИ» (с четким разделением приоритетов: вузы в основном обеспечивали высшее образование, а НИИ продвигали науку) к западной (вуз выполняет обе функции) пока не оправдывает тех надежд, которые были возложены на эту реформу. Переход на новую модель логично было бы начать с соответствующих изменений в структуре нагрузки преподавателя российского вуза. Однако российские коллеги сетуют, что большую часть времени они по-прежнему тратят на учебную работу, а все остальное — «как получится». Для сравнения приведу в качестве примера структуру нагрузки профессорско-преподавательского состава (ППС) в системе техасских университетов, где я работаю уже 17-й год. Она, кстати, в той или иной модификации принята практически во всех американских университетах и условно называется «40-40-20». Уточню, что речь идет о профессорах, работающих на полную ставку. Это assistant professor (российский аналог — старший преподаватель со степенью), associate professor (доцент) и full professor (профессор). Итак, согласно правилу «40-40-20», общая нагрузка профессора американского университета разделена на три основные части: учебная (teaching) — 40%, научно-исследовательская (research) — 40% и общественная (service) — 20%. Учебная нагрузка включает в себя как аудиторную (лекции, семинары, практические и лабораторные занятия), так и внеаудиторную нагрузку (руководство самостоятельной работой студентов, взаимодействие с магистрантами и докторантами), а также консультирование (office hours). В учебной нагрузке незримо присутствует также время на подготовку к занятиям и проверку работ студентов. Научно-исследовательская деятельность включает в себя проведение исследований, получение грантов и их исполнение, публикационную активность, участие в конференциях и т.п. Общественная нагрузка предполагает активность в различных комиссиях (на уровне кафедры, факультета, университета), участие в заседаниях кафедры и факультета, членство в редколлегиях журналов, рецензирование статей и прочее. Несмотря на то что преподавательская работа, в принципе, считается ненормированной, в американских университетах существует негласный консенсус по поводу продолжительности рабочей недели: 40 часов. Таким образом, если считать, что полная рабочая неделя составляет 40 часов, то учебная нагрузка займет 16 часов (40%), научно-исследовательская деятельность — 16 часов (40%), общественная работа — 8 часов (20%) в неделю. Российские коллеги неприятно удивили меня, рассказав, что в последние годы учебная нагрузка в университетах РФ неуклонно растет. Мое удивление было связано с тем, что, когда я уезжал в США (конец 1990-х), она была равна 720 часам в год и в нее, как правило, входили и часы за руководство самостоятельной работой студентов, а также руководство курсовыми и дипломными работами. Но, увы, с тех пор утекло много воды… Оказывается, в настоящее время в некоторых российских университетах эта нагрузка составляет 800–950 часов в год (речь идет об одной полной ставке). Причем основная часть приходится на аудиторные часы. По возвращении я перепроверил эти данные… Действительно, на официальном сайте Минобрнауки РФ нетрудно найти доклад бывшего директора Департамента стратегии, анализа и прогноза Г. Андрущака «Оплата труда профессорско-преподавательского состава в вузах Минобрнауки России», сделанный в декабре 2015 года, из которого следует, что средняя аудиторная нагрузка (в часах в неделю) ППС российских вузов постоянно растет. Если в 2006 году она составляла 16,3 часа в неделю, то в 2012-м — 17,6, а в 2014-м — 21,2! Если приплюсовать внеаудиторную нагрузку и время для подготовки к занятиям, то получится, как и говорили мои коллеги, что большая часть общей нагрузки (около 30 часов из 40-часовой рабочей недели, или 75% времени) российского преподавателя приходится на учебную работу. Возникает естественный вопрос: где же российскому профессору найти время на научную деятельность? Как ему тягаться за место под солнцем во всевозможных рейтингах с американскими и прочими западными профессорами, у которых учебная нагрузка не отнимает более 40% трудового времени? Для сравнения: максимальная, подчеркиваю, максимальная, суммарная аудиторная и внеаудиторная нагрузка профессора (включая самый низший ранг — assistant professor) в американском университете в два с лишним раза (!) ниже аудиторной нагрузки российского коллеги и составляет порядка 9 часов в неделю, еще 7 часов (оставшиеся от суммарных 16) отводятся на подготовку к занятиям, проверку студенческих работ и консультации (office hours). Деньги — в мусор! Российские коллеги также признались мне, что многие преподаватели вынуждены дополнительно подрабатывать в двух-трех местах, чтобы обеспечить своей семье более-менее достойное существование, поскольку при ощутимом в последние годы росте цен их зарплата практически заморожена. Данные Минобрнауки РФ (см. упоминавшийся доклад) говорят о том, что в 2014 и 2015 годах средняя по стране зарплата профессорско-преподавательского состава российских вузов составляла 47 000–49 000 рублей (примерно 817 долларов на момент написания статьи) в месяц. Причем она заметно варьировалась между отдельными университетами даже в пределах одного региона от 17 000 до 65 000 рублей. В то же время, учитывая уровень зарплаты профессора в американских университетах (в среднем по США она составляет 9023 доллара), ему нет необходимости подрабатывать в других местах. Что опять-таки увеличивает «шансы» западного профессора вырваться вперед в пресловутой гонке за рейтингами. Таким образом, даже беглый анализ двух базовых факторов (нагрузка и зарплата) говорит о том, что в России явно погорячились, вступив в бессмысленное состязание, не обеспечив сравнимые (с зарубежными) стартовые условия для российских преподавателей. Последствия очевидны. Российский профессор находится между двух огней: с одной стороны, с него требуют публикаций в престижных научных журналах, а с другой — ему некогда заниматься наукой. Остается изворачиваться и находить самый легкий выход из ситуации — публиковаться в так называемых «мусорных» журналах, не предъявляющих никаких требований к качеству статей. Ведь чем серьезнее журнал, тем жестче и многоэтапнее процесс рецензирования, который может занимать от года до двух лет. А когда менталитет российского преподавателя настроен на гонку, времени на ожидание не остается. И «мусорные» журналы с этой точки зрения очень удобны: они публикуют статьи за плату в достаточно короткие сроки без рецензирования и закрывая глаза на качество. На Западе «засветиться» в такого рода изданиях означает основательно подмочить свою репутацию. Публикация же в престижных научных журналах — задача чрезвычайно сложная. Для этого нужны серьезные, качественные и прорывные научные исследования, для которых у российского преподавателя в сложившихся условиях, к сожалению, не хватает времени. Вот и получается, что миллиарды рублей, выделенных на Проект 5-100 Минобрнауки, рискуют оказаться в прямом смысле в «мусорной корзине»! При этом в погоне за пресловутыми рейтингами российские вузы продолжают отставать по показателю «доля цитирования на преподавателя». Большинство российских вузов (86%) из рейтинга лучших университетов мира QS-2016 снизило результаты по количеству цитирования. Увы, причины прозрачны: никто не собирается читать и ссылаться на статьи из «мусорных» журналов. Уроки и упреки Из этой ситуации, на мой взгляд, можно извлечь несколько важных уроков. Урок первый. У американцев есть пословица “Don’t touch, if it doesn’t leak” (дословно «не трогай, если не течет»), которая, как мне кажется, уместна в случае с отказом от модели «вуз-НИИ», показавшей свою работоспособность на протяжении долгого времени. Стоило ли ее менять на другую, эффективность которой вызывает определенные сомнения? Если уж для этого нашлись весомые аргументы, нужно было в деталях проработать новую инфраструктуру и систему поддержки профессорско-преподавательского состава российских вузов в новых условиях, включая вопросы организационного и финансового обеспечения новой модели. Тем более что, втянув российские вузы в гонку за рейтингами, надо было, в первую очередь, постараться выровнять стартовые условия (для начала, хотя бы по учебной нагрузке). Сегодня даже университеты, входящие в Проект 5-100, явно уступают ведущим мировым университетам по этим базовым условиям. Урок второй. Можно вспомнить и русскую пословицу «Не ставь телегу впереди лошади». Иными словами, качество научных исследований — первично, рейтинги — вторичны. Поэтому, в первую очередь, следует создать условия, при которых у российских преподавателей появится возможность проводить качественные и прорывные научные исследования. Когда будут они, тогда и рейтинги придут! При этом исследования должны планироваться с обязательным представлением их результатов на престижных международных конференциях (для участия в них должно выделяться соответствующее финансирование) и с дальнейшей публикацией переработанных и дополненных докладов конференций в виде статей в серьезных журналах. И наконец, третий и главный урок в том, что российская вузовская наука оказалась загнанной в угол, а российские преподаватели поставлены в такие условия, когда в бездарной гонке (наука все-таки не спорт!) за рейтингами им приходится жертвовать качеством научных работ и своей репутацией ученого. А ведь репутация — одна из ключевых составляющих человеческого капитала, важность которого впервые озвучил в своем недавнем Послании Федеральному Собранию Президент РФ.http://www.e-adres.ru/kompaniya/Ekaterinburg/L867983/StroyIP.ru,+internet-katalog+tovarov+i+uslug/ https://hh.kz/employer/1085543 https://yandex.com/maps/org/stroyip_ru/1103021625 https://homenet.beeline.ru/index.php?/topic/150102-%D0%B5%D1%81%D0%BB%D0%B8-%D0%BA%D1%82%D0%BE-%D0%B7%D0%BD%D0%B0%D0%B5%D1%82-%D0%BF%D0%BE%D0%B4%D1%81%D0%BA%D0%B0%D0%B6%D0%B8%D1%82%D0%B5/ http://www.apoi.ru/stroyip-ru-ekaterinburg http://forum.ostmetal.info/threads/chjornyj-spisok-tor-list-plagiata-i-piratstva.219002/page-2 http://www.ivolga.ru/market3/i2660.php http://www.amic.ru/news/134047/ Средства без целей http://www.stroyip.ru/news/news-27367.html Федор Лукьянов Война, как ни цинично звучит, на руку Киеву, даже если он ее снова проиграет Визит Петра Порошенко в Вашингтон, во время которого он наконец-то посидел рядом с Дональдом Трампом, немедленно превратился в очередной акт информационной войны между Киевом и Москвой. Российско-украинский вопрос (говорить об «отношениях» язык не поворачивается) завален тоннами пропагандистской шелухи, которая имеет смысл, только если цель — окончательно довести проблему до абсурда. Однако сама по себе коллизия вокруг Украины настолько рискованна, что явно достойна гораздо более серьезного подхода. Украина, как ни парадоксально, в политически выигрышном положении — нынешним властям мало что терять. Конечно, со стороны смотрится несколько дико, когда чисто техническую меру— введение безвизового режима с Евросоюзом для краткосрочных поездок — официальный Киев представляет как чуть ли не кульминацию национальной истории. Ни в Грузии, ни в Молдавии, которые получили тот же статус раньше, подобных торжеств не было, не говоря уже о странах Латинской Америки или Карибского бассейна, имеющих такую привилегию на протяжении десятилетий. Между тем, Украина — большая европейская страна, и такое отношение должно бы быть для нее унизительным. Но это если рассматривать ситуацию с привычных нам позиций державности и связанного с ней понимания престижа. К Украине это неприменимо в силу иной логики построения государственности. Обретение суверенитета имеет для нее вполне определенный смысл. Это не самостоятельность вообще, не способность принимать полностью суверенные решения, а независимость от Москвы. Если при этом Украина попадает в зависимость от Европы, США, МВФ, любых других западных институтов, это не проблема, напротив, важнейшее средство достижения поставленной цели. Киев сознательно взял курс на разрыв всех связей с Россией, чего бы это ни стоило. Экономическая целесообразность в расчет не принимается — политическая задача несопоставимо важнее. Население и хозяйствующие субъекты демонстрируют способность приспосабливаться почти к любым условиям. Это означает, что вне зависимости от качества политики ожидать краха соседней страны не следует, адаптивность общества очень высока. Российско-украинское противостояние — пример единоборства противоположных типов социально-политической организации. Россия — сильное и жесткое централизованное государство, считающее главной ценностью полный суверенитет. Украина — государство слабое и разболтанное, которое пребывает в сложном симбиозе с разветвленным и влиятельным гражданским обществом, а суверенитет полагает не целью, а средством. Много лет назад, когда ситуация на Украине еще напоминала скорее фарс, чем трагедию, я сравнивал ее с другой европейской державой — Италией. Смысл сопоставления заключался в том, что при отвратительном качестве политического управления, коррупции, многочисленных дрязгах и дисбалансах Италия продолжала развиваться. Происходило это благодаря плотным и прочным общественным связям, которые гарантировали стабильность и самоорганизацию в условиях достаточно слабого государственного аппарата, политических, в том числе и геополитических потрясений. Этот феномен сохраняется и сейчас. Как заметила недавно одна итальянская коллега, в отличие от Соединенных Штатов, где сейчас все обсуждают противостояние Трампа и «deep state» («глубинное государство», система отношений влиятельных групп и структур, не зависящая от политической конъюнктуры), в Италии скорее можно говорить про «deep society», «глубинное общество». (Как выяснили в прошлом году специалисты из Банка Италии, список сотни крупнейших налогоплательщиков Флоренции, например, практически не изменился с XV века — те же фамилии.) Это имеет оборотную сторону — изменить что-либо в таком густом и вязком сообществе очень трудно, если вообще возможно. Зато преемственность и устойчивость обеспечиваются надежно. Украина с ее сложным устройством и крайней неоднородностью тоже устойчивее, чем кажется, не вопреки, а благодаря кланово-групповой структуре. Получается, украинское государство, каким бы они ни было, может делать фактически все, что хочет, полагаясь на силу неформальных связей и отношений, которые удерживают страну от распада. Интерес внутренних групп влияния в сохранении статус-кво выше, чем стимул что-то изменить, и, собственно, история Украины в 1991- 2014 годы это демонстрировала. 2014-й показал пределы подобной модели, но, надо признать, что степень внешнего вмешательства в естественный ход событий сначала с западной, потом с восточной стороны превзошла разумные масштабы. Киевские власти (cколь непопулярными и карикатурными они зачастую ни были бы) имеют четкую и ясную цель, добиваться которой продолжат, невзирая на внутренние издержки и будучи уверены, что минимально необходимая поддержка Запада им гарантирована всегда. Европейское и американское разочарование в Украине налицо, но отказ от помощи западные элиты сами будут воспринимать как победу Путина, чего они допустить не могут. Это развязывает Киеву руки, позволяя задействовать весь политический, международно-правовой, идеологический, пропагандистский и даже экономический инструментарий. Стимулы Запада давить на Украину очень малы. Перемены внутри западной системы — политический кризис в США, начало мучительной трансформации Евросоюза, изменение иерархии приоритетов — возымели эффект, но противоположный тому, на который рассчитывали в Москве. Украина не утратила значимость — во всяком случае по сравнению с тем относительно скромным уровнем, на котором интерес стабилизировался где-то с весны 2015 года. А вот стремление взаимодействовать с Россией заметно сократилось. В Соединенных Штатах Россия вообще превратилась в «ядовитый актив», к которому даже прикасаться опасно. В Европе просто не знают, что с ней делать после того, как Москва перестала считаться и считать себя частью общего европейского проекта. Придумывать чего-то новое — недосуг, да и идей нет, а в имеющихся обстоятельствах функция России как противника намного понятнее и полезнее. Сухой остаток удручающий. Возвращение к тактике «поднимания ставок» для «принуждения к переговорам», которую Москва применяла не раз за последние годы, сейчас приведет к цементированию нынешнего неблагоприятного положения. Ну а попытка его разрушить возможна только ценой такой эскалации, которая породит риски уже совсем другого уровня. Особенно учитывая лихие нравы Вашингтона при Трампе. Зато резерв Киева по «подниманию ставок» весьма обширен, вплоть до провоцирования военных столкновений и уж точно создания массы политико-экономических проблем России. Неважно, насколько это будет эффективно — постоянное поддержание нервного напряжения само по себе действенное средство давления. К тому же Россия становится для Украины удобным инструментом регулирования ее отношений с Западом. Москве сейчас бессмысленно идти на уступки — и дело даже не в потере лица. Украинская государственность строится на основе противопоставления России, и киевским властям российский фактор нужен. Если конфликт вдруг разрешится, «угроза с востока» снизится, то Запад поздравит Украину с победой и радостно займется чем-то более важным. Значит понадобятся новые поводы для обострения. Но и сохранять статус-кво не получится, ситуация шаткая, а ключ от вентиля напряженности у Киева. Эвфемизм «полное выполнение Минских соглашений» прячет всеобщее опасение того, что без них исчезнет последняя зацепка, позволяющая хотя бы имитировать урегулирование. Война, как ни цинично звучит, на руку Киеву, даже если он ее снова проиграет – она сделает для Запада поддержку Украины безальтернативной, что бы там об этой стране ни думали. Парадокс в том, что слабое и плохо управляемое украинское государство в данном случае четко знает, чего хочет — и на уровне реальных задач, и на уровне публичных лозунгов. У сильного и решительного государства российского ясности нет — коллизия на востоке Украины с самого начала не имела ни стратегии, ни внятного целеполагания. Ничего не изменилось. Но для того, чтобы поставить цели, нужно более общее понимание того, что для России есть Украина — не сейчас, а в принципе, на перспективу. Повторение формул про «один народ», расчеты на крах нынешней власти в Киеве и появление там более договороспособных контрагентов, ожидания, что Украина вдруг «поднимется с колен» (о чем на днях неожиданно заговорил Леонид Кучма) только отвлекают от ответа на вопрос о том, чего мы хотим. Без этого уже не сработает даже тактика, не говоря о стратегии.