О проекте Размещение рекламы Карта портала КорзинаКорзина Распечатать
Новости

Плакать или смеяться: о попадании министра Орешкина в учебники

Добавлено: 13.09.2019


Валентин Катасонов

ввергло в шок даже самых махровых приверженцев экономического либерализма

В интервью корреспонденту «ТАСС» 2 сентября нынешнего года министр экономического развития Максим Орешкин сделал заявление, которое ввергло в шок даже самых махровых приверженцев экономического либерализма.

    «То, что сделано в макроэкономике России с 2014 по 2019 год, точно попадет в учебники» — сказал министр

Когда я увидел заголовки новостных материалов, содержащих эти слова Орешкина, я, грешным делом, подумал, что министр наконец-то стал воспринимать реальность без розовых очков. То есть, что Максим Станиславович решил дать честную, без глянца, оценку тех провалов, которые произошли в отечественной экономике за последние пять лет. Каково же было мое удивление, когда я прочитал текст интервью.

Оказывается, 2014−2019 гг. — время триумфа государственной экономической политики страны. Сам Максим Станиславович пришел в министерство в ноябре 2016 года. Скоро будет три года его пребывания на посту министра. Надо понимать, что говоря о достижениях государства в области экономики, он скромно намекал на свою исключительную роль в этих достижениях. Это видно из предыдущих интервью министра, которые составляют целый «сериал».

Особенно это вытекает из следующих слов нашего «скромного героя», сказанных в предыдущем интервью:

    «…Движение вниз достигло крайней точки в 2016-м при Алексее Улюкаеве»

Следовательно, достижения всего пятилетнего периода пришлись на вторую половину, т.е. время нахождения у руля министерства именно его, Максима Орешкина. Как говорят, от скромности Максим Станиславович не умрет.

«Великий экономист» Орешкин

Господин Орешкин кокетливо говорит журналисту «ТАСС», что он не любит пиариться. Но у Максима Станиславовича, возникают постоянные «оговорки по Фрейду»: он невольно восхищается своей «гениальностью». Вот, например, журналист задает вопрос министру насчет оттока капитала из страны, не тревожит ли его этот процесс.

А вот ответ министра:

    «Вот здесь так не все страшно, как малюют. Не забывайте: первое мое место работы в ЦБ — статистика платежного баланса. Потом работал там аналитиком. Цифры очень люблю и чувствую глубоко. Поэтому мне очень не нравится, когда кто-то выхватывает верхний показатель, ничего не понимая, что внутри, и начинает делать какие-то выводы. Всегда надо разложить на детали, посмотреть, что происходит. Взять отток капитала. Шло погашение долга компаниями, которые получили большую выручку. У нас большое положительное сальдо по текущему счету, деньги потекли в экономику. В любой стране мира, когда у компании неожиданно увеличивается поток денежных средств, она первым делом гасит долги, накапливает средства на счетах. Поэтому в первом квартале происходило накопление денег в банках, в том числе в форме иностранной валюты, шло погашение внешнего долга. Это основные причины увеличившегося оттока капитала. Цены на нефть снизятся, и отток тоже упадет»

 

Орешкин обо всем и ни о чем

Профессионалы понимают, что ответ Орешкина «ни о чем». Пользуясь случаем, себя еще раз похвалил:

    «Цифры очень люблю и чувствую глубоко»

И при этом добавляет, что ему:

    «Не нравится, когда кто-то выхватывает верхний показатель, ничего не понимая, что внутри, и начинает делать какие-то выводы. Всегда надо разложить на детали, посмотреть, что происходит»

Да, Максим Станиславович мастер «раскладывать на детали», уходить в частные вопросы, «забалтывать» крупные проблемы, теряя общую картину. Он с увлечением вам будет рассказывать о «большом положительном сальдо по текущему счету», что означает приток денег в экономику.

Но вот про последующий отток этих денег из страны ему почему-то рассказывать уже неинтересно. В крайнем случае, он скажет, что этот отток означает погашение долгов. Чиновник считает, что если он назвал причину оттока капитала, то уже ответил на вопрос журналиста и даже «решил проблему».

Но откуда взялись эти долги и почему они растут, увеличивая отток средств из страны, Максим Станиславович вам уже рассказывать не будет. Потому что уже с начала 1990-х годов работает машина по ограблению России. И проявлением высокой эффективности работы этой машины является громадный чистый отток средств из страны. Орешкин прекрасно понимает, что, если он углубится в тему чистого оттока капитала из страны, то он зайдет в опасную зону. Чего доброго, увлекшись рассуждениями, выскажет мысль о необходимости введения ограничений на трансграничное движение капитала. А за это почти неизбежно придется поплатиться ставшим уже таким «теплым» креслом министра.

Ответы Орешкина — откровенное манипулирование с помощью «умных» слов из словаря «новояза» сознанием аудитории. Его так научили «мыслить» и вслух выражать эти «мысли» в Высшей школе экономики (ВШЭ) — кузнице будущих чиновников. От них (будущих чиновников) требуется не так уж много: «профессионально» запудривать мозги аудитории, причем в духе экономического либерализма. Мол, рынок сам все решит. А государство рынку лишь мешает. Получается, что и они, государственные чиновники, этому самому рынку мешают. Но так далеко «экономическое мышление» чиновников не простирается.

Орешкины пытаются погрузить народ во «вторую реальность»

Важным свойством выпускников ВШЭ, ставших молодыми чиновниками, — вера в то, что завтра будет лучше, чем сегодня. Скорее всего, конечно, у них такой веры нет. Но они должны своими вербальными интервенциями формировать такую веру у граждан страны, у российского бизнеса, у иностранных инвесторов. Обратите внимание на слова Максима Станиславовича: «Цены на нефть снизятся, и отток тоже упадет». В контексте рассмотрения проблемы оттока капитала министру надо, чтобы цены на нефть снижались. В контексте рассмотрения других проблем — наоборот, чтобы они повышались.

Орешкин ценами на нефть не управляет, они лишь пытается управлять тем, что на птичьем языке либералов называется «ожидания на рынке нефти». Не знаю как вам, но мне заклинания Максима Станиславовича напоминают камлания шамана, который пытается ввести свою паству в состояние транса. Орешкин сам живет во «второй реальности» (есть такое понятие у философов, это мир, создаваемый человеческим воображением), но при этом он пытается загнать во «вторую реальность» и все население страны.

Если судить по интервью, то основное время министр посвящает тому, чтобы играть в «угадайку». Какие будут цены на нефть, каков будет валютный курс рубля, каким будет прирост ВВП. И не только на ближайший месяц или год, но на несколько лет. А иногда аж до середины 21 века. Это увлекательная игра руководителя Минэкономразвития. Справедливости ради, следует признать, что до Максима Станиславовича в эту игру были погружены его предшественники: А.Улюкаев, Г.Греф. Реальных рычагов управления экономикой у Минэкономразвития нет. Все они у такой организации, которая называется Банк России. Но у Банка России есть задачи поважнее, чем темпы экономического развития. Центробанк с 2013 года занимается малопонятным для простых смертных делом — «таргетированием инфляции» (одно из модных словечек «новояза»).

Орешкины не за что не отвечают

Впрочем, Минэкономразвития, формально отвечающее за темпы экономического развития, никакой ответственности не несет даже в случае, если рост станет «отрицательным» (так теперь в финансово-экономическом блоке правительства с помощью «новояза» называют падение экономики). Потому, что всегда можно найти для этого «отрицательного» роста «объективные» причины. Например, такую причину, как торгово-экономическая война. Причем, заметим, не войны России с кем-то, а Китая и США. Именно таким образом Максим Орешкин в интервью «подстилает соломку» на случай, если его «оптимистические» прогнозы на ближайшие годы (до 2024 года, как это определено майским указом президента) не исполнятся.

Вот что говорит министр о возможном обострении американо-китайских торгово-экономических отношений, о возможном снижении цен на «черное золото» и некоторых других внешних негативных факторах:

    «Это тоже может на нас повлиять, хотя мы в значительной степени защищены макроэкономическими структурными реформами, которые провели за последние несколько лет. Тут и бюджетное правило, и механизм покупки валюты, и многое другое»

Как видим, в одной фразе и «соломка» («это тоже может на нас повлиять»), и крайний «оптимизм» («мы в значительной степени защищены»), и хвастовство (макроэкономические структурные реформы, которые провели за последние несколько лет"). И все в одном «флаконе» (пардон — предложении).

Последние пять лет: белое и черное

И в другом месте повторение этого же хвастовства:

    «За последние пять лет мы провели много реформ: ввели инфляционное таргетирование, новое бюджетное правило, большую программу бюджетной консолидации, перешли к плавающему валютному курсу…»

И чуть ниже — итог:

    «То, что сделано в макроэкономике России с 2014 по 2019 год, точно попадет в учебники»

Сплошное самолюбование и очередной сеанс «черно-белой магии»: черное выдается за белое. За указанные пять лет реальный прирост ВВП составил лишь 2%. Некоторые шутят, что в расчете на год прирост — в пределах статистической погрешности. Со средними темпами роста 0,4% в год Россия в 7,5 раз отстала от мировой экономики, прибавившей 15%, в 6 раз — от американской (+12% за 5 лет) и почти в 20 раз — от китайской, рост которой составил 39,4%.

Реальные располагаемые доходы населения неуклонно падали. Обрабатывающая промышленность выросла лишь на 4,4% (и это при том, что в этот сектор Росстат включает производство оружия, на которое ежегодно в рамках госпрограммы вооружения федеральный бюджет тратит около 2 триллионов рублей). Производство высокотехнологичных товаров упало на 2,7% по сравнению с 2015 годом. Сейчас это падение переросло в двузначный обвал (на 11,5% за первую половину 2019 года).

Никаких структурных реформ проведено не было. Начатая пять лет программа импортозамещения провалена с треском, и сегодня о ней уже никто в правительстве предпочитает не вспоминать. Список «достижений» экономики страны за последние пять лет можно продолжать до бесконечности. Очевидно, что упомянутое Орешкиным пятилетие действительно может войти в учебники как одна из самых позорных страниц экономической истории России.

Разруха в головах чиновников

Но думаю, что в учебники может войти также имя Максима Станиславовича Орешкина. Но не в учебники по экономике и экономической истории. А в учебники по психологии, а, может быть, и психиатрии. Почему-то вспомнил профессора медицины Преображенского (М.А. Булгаков, «Собачье сердце»): «разруха не в клозетах, а в головах». В голове нашего молодого министра царит полная разруха, которая может привести к окончательной разрухе российской экономики, превращение ее в загаженный «клозет». Но это лишь мое эмоциональное восприятие заявлений министра.

Все намного серьезнее. Не исключаю, что профессор Преображенский поставил бы Орешкину диагноз заболевания, называемого «аутизм». Я уже писал об этого недуге, который не щадит никого, но особенно наших чиновников. На Западе эта болезнь достаточно широко распространена, людей ставят на медицинский учет, устанавливают ограничения по работе (при тяжелых случаях — вообще не допускают к работе, даже самой простой).

Еще раз сошлюсь на авторитетный американский учебник по психическим заболеваниям, где содержатся основные признаки аутизма:

    Autistic Disorder // Diagnostic and Statistical Manual of Mental Disorders, Fourth Edition, Text Revision (DSM-IV-TR). — Washington, DC: American Psychiatric Publishing, 2000, р. 70−75.

Вот некоторые настораживающие признаки, о которых говорится в учебнике и которые я мысленно проецирую на наших чиновников.

    1. Неистребимое, почти религиозное восприятие настоящего и будущего в «розовых» красках. Наши чиновники непрерывно составляют прогнозы на будущее (на год, несколько лет, иногда несколько десятилетий). И всегда прогнозы (точнее — «ожидания») вдохновляющие. Чиновников абсолютно не смущает, что их прогнозы не сбываются, а реальная жизнь оказывается не «розового», а какого-то серо-грязного цвета. С упорством, достойным удивления, они вновь и вновь рисуют обществу «красивые картинки».
    2. Острый дефицит социального общения. Все высокопоставленные чиновники живут на одной «квадратной миле», отгороженной от народа кремлевской стеной. Общение идет в закрытом пространстве, между «своими».
    3. Узкие интересы. У чиновников они сводятся к тому, чтобы удержаться в своем кресле. У некоторых еще дополняются интересами обогащения (применительно к чиновникам это разные формы казнокрадства, одна из модификаций клептомании — еще одно тяжелое заболевание).
    4. Устойчивые стереотипы поведения, повторяющиеся действия независимо от внешней обстановки. Применительно к нашим чиновникам это выражается в повторении одних и тех же мантр, воспроизведение одних и тех же «прогнозов» и т. п.
    5. Весьма ограниченный кругозор. У наших чиновников он складывается, как правило, на базе таких учебных заведений, как Высшая школа экономики.
    6. Склонность концентрироваться на деталях, неспособность видеть общую картину и связывать между собой отдельные явления и фрагменты общей картины (события, факты, цифры). В качестве примера этого признака рекомендую ознакомиться с упомянутым выше интервью господина Орешкина.
    7. Отсутствие потребности в обратной связи (применительно к чиновникам это означает, что им не нужно и не интересно мнение общества) и т. д. и т. п.

Я экономист, а не медик. И могу ошибаться. Поэтому предлагаю специалистам посмотреть под этим углом зрения на некоторых российских чиновников, включая нашего «героя» Максима Станиславовича.

А вдруг наш «герой» действительно относится к той категории пациентов, о которых говорится в упомянутом выше медицинском учебнике? Тогда у Максима Станиславовича действительно будет шанс попасть в учебники. Но, как вы догадываетесь, не экономические.






 

ООО КЛИНИНГОВАЯ КОМПАНИЯ РАЙДО

© 2005-2019 Интернет-каталог товаров и услуг StroyIP.ru

Екатеринбург
Первомайская, 104
Индекс: 620049

Ваши замечания и предложения направляйте на почту
stroyip@stroyip.ru
Телефон: +7 (343) 383-45-72
Факс: +7 (343) 383-45-72

Информация о проекте
Размещение рекламы