О проекте Размещение рекламы Карта портала КорзинаКорзина Распечатать
Шахтные подъемные машины: ревизия и наладка

Ревизия и наладка шахтных подъемных машин

Главные вентиляторные установки шахт

Главные вентиляторные установки шахт

Новости

Американская консервативная мысль в поиске «постлиберальной альтернативы»

Добавлено: 16.10.2020


Борис Межуев

Американский консерватизм

От автора. Этот текст представляет собой сокращенную версию третьей главы коллективного доклада, написанного для Центра изучения кризисных обществ МГУ им. М.В. Ломоносова небольшим коллективом в составе автора этих строк, Любови Ульяновой, Сергея Бирюкова и Василия Ванчугова. Доклад носит пока условное название «2020 – год идеологического переформатирования». Фрагмент  этой главы был переведен на английский язык и опубликован на сайте Центра имени Симоны Вейль в США его руководителями, нашими коллегами и партнерами – Сюзанной Блэк и Полом Гренье.

Мы помещаем данный фрагмент для того, чтобы представить нашим читателям точку зрения идейного лидера пост-либерального или, точнее, лево-консервативного течения в американской общественной мысли —  профессора политической философии университета Нотр Дам Патрика Денина, интервью с которым в ближайшее время появится на нашем сайте. Нам представляется, что постлиберализм — наиболее близкое нам идеологическое направление в современной Америке.

А «выбор Токвиля», о которой идет речь в статье, то есть попытка противопоставить миру декадансного капитализма локальные консервативно мыслящие сообщества, и был нашим выбором все годы существования нашего ресурса, когда мы боролись за развитие форм местного самоуправления и расширение роли законодательной власти в России.

Неизбежное грядущее поражение либертарианства и классического либерализма, неспособных дать адекватный ответ масштабным бедствиям типа пандемии и, с другой стороны, усиление агрессивного бюрократического контроля на все сферы жизни, делает «выбор Токвиля» если не безальтернативным, то наиболее привлекательным для всех, кто ищет выхода из «тупика 2020 года».

Кризис консервативного мейнстрима, как в западном мире, так и в нашей стране, в последнее время вызывает к жизни новые интересные течения, которые пока пребывают еще в виде философских школ или своего рода интеллектуальных сект, но которым в будущем, безусловно, уготовано сыграть значительную роль на исторической сцене. Речь, в частности, идет о постлиберализме, который имеет много интересных теоретиков типа политического и религиозного философа Патрика Денина [1] и историка политической мысли Дэвида Шиндлера [2].

В статье 2019 года неоконсервативный американский публицист Мэтью Континетти, зять Билла Кристола, указав на факт кризиса современного американского консерватизма, выделил четыре его новых ответвления, каждое из которых значительно отличается от того консервативного мейнстрима, который сформировался на рубеже 1950-1960-х годов и в тех или иных его вариациях дожил до президентства Дональда Трампа.

Статья не обратила бы на себя особого внимания, если бы ее автор не выделил в качестве особого направления правой мысли – до сих пор не слишком известный в широких политических кругах постлиберализм. Континетти утверждал, что главным признаком постлиберализма можно считать непризнание «свободы» высшей ценностью для общества.

По наблюдению журналиста, произведения теоретиков постлиберализма отличает критика тех столпов Просвещения, которые оказали свое влияние на американскую государственность в самых ее истоках. Главный свой удар постлибералы наносят по политическому наследию английского философа Джона Локка и его трактовке свободы. Континетти делал вывод, что, будучи предельно чуждым американскому образу мысли идейным течением, постлиберализм никогда не встретит признания в США [3].

На статью М. Континетти отреагировал известный американский политический философ, основатель Центра политической философии имени Симоны Вейль Пол Гренье, сам относящий себя именно к постлиберальному течению мысли. По мнению Гренье, постлибералы критикуют не саму ценность свободы, но предельно формальную интерпретацию этой ценности в либеральной мысли [4].

В силу этого формального прочтения из понятия свободы исключается как реальное социальное содержание, так и возможность религиозного осмысления этого феномена. Все постлибералы, при всем их различии, сходятся на том, что именно либерализм завел западное общество в социальный тупик, в финале которого проглядывает моральный распад, почти тоталитарным образом навязываемое безбожие с какими-то смутно различаемыми перспективами спиритуального возрождения на неоязыческой основе и резкое обострение неравенства.

В этой ситуации некоторые из постлибералов призывают консерваторов отказаться от безнадежной борьбы за социальное обновление и выбрать для себя вариант добровольной изоляции от социума в коммьюнити религиозных единомышленников.

Можно быть абсолютно уверенным в том, что для большинства сторонних наблюдателей понятие «постлиберализм» ассоциируется в первую очередь с профессором политической философии университета Нотр-Дам Патриком Денином и его книгой 2018 года, название которой на русский язык можно перевести как «Почему не удался либерализм?» Действительно вышедшая в свет в январе 2018 года книга немедленно стала интеллектуальной сенсацией.

Причина, по которой книга, тем не менее, была замечена влиятельными либеральными рецензентами и получила в общем неплохую прессу, возможно, имеет немного конъюнктурный характер: Денин, как и другие постлибералы, весьма прохладно относится к Трампу.

Тот факт, что консерваторы, в том числе консерваторы религиозные, согласились считать своим политическим представителем человека, явно не являющегося образцом семейных добродетелей и в целом далекого от какого-то приемлемого кодекса поведения, представляет для него яркое свидетельство того кризиса, который, как он считает, и привел американское политическое сообщество к нынешнему упадку.

Преодолеть этот кризис, по мнению Денина, невозможно без преодоления «либерализма» – того комплекса воззрений, который находится в основе этой политической философии и который, вместе с тем, определяет до настоящего времени политическую систему Соединенных Штатов. В чем, кратко говоря, состоит смысл либерализма, идеологии, корни которой Денин действительно возводит к Макиавелли и Джону Локку.

Смысл состоит в представлении о человеке как эгоистическом существе, стремящемся только к своей выгоде. Свобода для такого человека состоит ни в чем ином, как в отсутствии препятствий на пути к эгоистическому счастью. Несложно заметить, что речь идет в данном случае о той «негативной» свободе, которую проанализировал в своем известном эссе «О свободе» Дж. С. Милль и которую назвал идейной основой либерализма британский политический философ Исайя Берлин[5].

Именно «негативная» свобода и была положена Отцами-основателями в основу политической системы Соединенных Штатов с ее системой сдержек, балансом ветвей власти и т. д. Прежнее античное и средневековое политическое сознание, образцом которой можно считать «Политию» Аристотеля, делало упор на полисных добродетелях человека, на чувстве нравственной солидарности с согражданами.

Это чувство, конечно, сохранилось у граждан Америки, но не вследствие, а вопреки либерализму, по причине крепких религиозных убеждений американцев. Получается, что негативная сторона либерализма сдерживалась религиозной культурой христианства, но как только личная вера стала угасать в XX веке, либерализм обнажил свой подлинный лик.

Оказалось, что эта идеология не намного лучше тех, с кем она боролась, то есть коммунизма и фашизма. Либерализм претендует на освобождение человека далеко не только и не столько от деспотизма, но также от его связи с предыдущими поколениями, не протестуя и против снятия с человека заботы о поколениях будущих. Но дело не ограничивается только этим.

Само сознание нравственной солидарности с согражданами также воспринимается либерализмом в качестве пут на пути эгоистического произвола – единственной подлинной онтологии социального бытия. Проще говоря, либерализм изначально, с момента своего рождения, был антихристианской и антиполисной философией, и в эпоху прогрессирующего неравенства и легализации сексуальных извращений он просто снимает свою, условно говоря, протестантскую маску.

Вероятно, в позиции Денина много именно католической пристрастности, едва ли Джон Локк и все его последователи в эпоху Просвещения сознательно боролись с христианством в их собственном понимании. Они, конечно, видели свою задачу в ограничении произвола человека в том числе и с помощью правильно организованного государства.

Но Денин полагает, что индивидуализм раннего Просвещения сыграл роковую роль в его последующей эволюции. Лишь сохранение нравственной солидарности элит с массами, оттеняющее этот индивидуализм, скажем, в 1950-е годы было обусловлено остатками христианских убеждений в правящих кругах, и этот аргумент он использует в споре с идейными союзниками, с теми, кто разделяет негативный взгляд философа на ситуацию в современном мире, но тем не менее ищет выход на пути правильно переосмысленного либерализма.

Речь в данном случае об одном из наиболее ярких интеллектуалов современной Америки, публицисте и экономическом теоретике Майкле Линде, выпустившем в этом году свою книгу «Новая классовая война. Спасая демократию от менеджериальной элиты»[6].  В критическом описании нынешней реальности Линд как будто идет по стопам Денина.

«Менеджериальные элиты» (термин автора известной книги «Революция менеджеров» Джеймса Бернхема), фактически слой образованных профессиональных управленцев, по мнению исследователя, стал новым правящим классом современного общества, слившись до неразличимости с владельцами предприятий.

Хуже того, академическое сообщество, тот слой людей, который Денин называет «интеллектуальным классом» («the intellectual class», то есть производители и трансляторы знания), в целом едино с этим элитным слоем, хотя периодически и бунтует против него (весь феномен Берни Сандерса). Но в ситуации реальной угрозы системе как таковой класс интеллектуалов в общем осознает единство своих интересов с высшим менеджментом глобальных корпораций.

Общей идеологической платформой союза интеллектуального класса и класса высших управленцев стало постхристианство, отказ от традиционной семейной морали и конфессиональной идентичности. Разрыв с семьей и верой позволил менеджериальной элите оформить классовый конфликт с низами в форме культурного противостояния якобы отсталым и непрогрессивным низам, сопротивляющимся самому ходу истории.

В этом и смысл всего известного поворота левого движения в сторону вопросов идентичности – то есть к темам феминизма, ЛГБТ, отмены религиозных табу на научные исследования. Проблема не просто в том, что левые перестали бороться за реальные права трудящихся и занялись интересными только им сюжетами. Это бы еще было полбеды.

Все гораздо хуже: левые выработали язык нового идеологического господства продвинутых элит над темной массой. И тут нужно честно согласиться именно с Денином, это явление далеко не новое, и, скажем, философия французских материалистов XVIII века призвана была сыграть аналогичную роль, и, вероятно, сыграла бы, если бы не вошла в непримиримое противоречие с антиэлитными настроениями так наз. третьего сословия.

Итак, в этом описании классового альянса интеллектуалов и глобальных управленцев и констатации его разрушительных последствий Линд и Денин абсолютно едины. Оба мыслителя понимают, что модный интеллектуальный набор в виде постмодернизма, культурного марксизма, секулярного прогрессизма в настоящий момент востребован в качестве идеологии подавления реальных интересов трудящихся.

Но далее обозначаются важные различия двух авторов, и в этих различиях мы можем понять, что разделяет либерализм левого толка и консервативный постлиберализм. Майкл Линд – отнюдь не религиозный консерватор, он человек, придерживающийся вполне секулярных ценностей: в свое время он покинул ряды неоконсерваторов именно по причине их альянса с религиозными правыми.

Ни в какое религиозное и в целом духовное возрождение Америки и всего Запада он явно не верит. По его мнению, секуляризация необратима. Единственная возможность принудить элиту считаться с массами – это страх, страх перед новой революцией «низов», первым всполохом которой можно считать появление в Белом доме Дональда Трампа.

Как полагает Линд, нынешний американский президент и популизм в целом могут способствовать оздоровлению американского общества, в качестве своего рода политического пугала. В этом смысле Линд ориентируется на концепцию «демократического плюрализма», то есть на идею баланса сил и интересов. Это в целом очень похоже на теорию «конституционного равновесия» французского историка Франсуа Гизо, только в приложении к реалиям Запада XXI века.

У католического традиционалиста Патрика Денина – другой любимый французский мыслитель: Алексис де Токвиль. Речь идет о его анализе истоков демократии в Америке в одноименной книге 1832 года. Как известно, Токвиль считал, что в основе американской демократии лежит включенность большинства граждан страны в процесс городского самоуправления. Однако индивидуализм, идущий от радикально переосмысленного протестантизма, потенциально угрожает этому полисному единству.

Если индивидуализм победит полис, в этом случае гражданин окажется один на один с федеральным правительством, и любая нравственная солидарность между элитой и массой окажется обусловлена только наличием религиозных убеждений у высших слоев общества. Если они убедят самих себя в своей сверхчеловеческой природе, в общем никто не сможет принудить их считаться с не выбравшимися из своего патриархального рабства «недочеловеками».

Следует отметить, что вслед за британским социальным философом Карлом Поланьи Денин считает, что капитализм как система ведет к последовательной дехристианизации и моральному опустошению общества: свободный рынок отнюдь не вызывает у него положительных чувств.

Видно, что Денин, в отличие от Линда, возлагает не очень большие надежды на формальное избирательное право и еще меньшие – на готовность избирателей им воспользоваться, чтобы напугать элиты условным Трампом. «Демократический плюрализм» Линда ни в коей мере не является для Денина политическим ориентиром[7].

Образ развращенной элиты, отстегивающей какие-то крохи своих доходов не менее развращенной, но только менее сытой массе, явно не привлекает его воображение. Сам Денин предлагает другое решение – политическую активизацию локальных сообществ. Как сам он пишет, на сцену должны выйти новые классы с опорой на конкретный «цех, избирательный участок, церковную общину» («guild, ward, and congregation»). Свой этос миру загнивающего либерализма должна навязать сплоченная локальная ячейка консервативного сопротивления.

Развернутый отклик философа на книгу Линда носит название «Сменить элиту», в финале этого текста Денин со свойственным ему радикализмом настаивает на том, что политика сдерживания аппетитов элит недостаточна: развращенные верхи нужно не сдерживать, но менять. Отсюда его вывод – христианство должно быть политичным, должно иметь ясную политическую проекцию, и ею может стать реанимация местного городского самоуправления.

Задача состоит не в том, чтобы отгородиться от большого сообщества, но в том, чтобы добиться его полного политического переформатирования: надо полагать, что сформировавшиеся в рамках консервативных сообществ политические деятели смогут затем оказывать влияние и на общенациональную повестку.

Христианство не должно отворачиваться от мира, напротив, оно должно идти в мир с целью его духовного и политического преображения. Этот проект Денина называют иногда «выбором Токвиля»[8], тем самым противопоставляя этот извод постлиберализма тому, что представляет в рамках того же самого интеллектуального течения блогер и публицист журнала The American Conservative Род Дреер, автор тоже популярной книги «Выбор Бенедикта»[9], вышедшей годом ранее, чем последняя монография Денина – в 2017 году.

Как мы видим на примере Патрика Денина, иные постлибералы призывают не соблазняться перспективой добровольной самоизоляции и настаивают на продолжении борьбы за спасение своего общества, ради сохранения по возможности того, что еще осталось в этом обществе от традиции. Более того, по их мнению, следует добиваться возрождения античного, полисного понимания свободы, именно того, которое с легкой руки Бенжамена Констана было признано устаревшим в Новое время.

До наступления нынешнего карантина идея Денина казалась безусловной утопией, своего рода благим пожеланием, не имеющим шанса на осуществление. Пандемия и принятые в связи с ней в разных странах карантинные меры показали, что перспектива сохранения автономии от государства в современную эпоху выглядит гораздо более утопичной: государство обладает возможностью в чрезвычайной ситуации сделать все законное незаконным, все допустимое запрещенным. И споры ведутся уже не о способности к самовыживанию, а об обязанности государства предоставить своевременно экономическую помощь всем, кто пострадал в результате карантинных мер.

Как верно отметил консервативный публицист Патрик Бьюкенен, идея Малого государства пала первой жертвой пандемии[10]. Но другой жертвой того же бедствия может стать и идея Большого города – риски ускоренной урбанизации, поглощения малых городов мегаполисами также вплотную обозначились в результате пандемии.

Можно быть уверенным в том, что концепция «постлиберальной альтернативы» именно в версии Патрика Денина будет безусловно востребована теми, кто уже сегодня ищет пути сопротивления карантинным амбициям чрезмерно усилившегося государства.

    Литература:

    [1] См.: Deneen P. Why Liberalism Failed. University of Virginia, 2018.

    [2] См.: Schindler D.C. Freedom from Reality. The Diabolical Character of Modern Liberty. University of Notre Dame, 2017.

    [3] См.: Continetti M. Making Sense of the New American Right // The Washington Free Beacon, 31.05.2019, https://freebeacon.com/columns/making-sense-of-the-new-american-right/

    [4] Гренье П. Мэтью Континетти о «посттрамповском» американском консерватизме: критическая рефлексия // Русская idea, 2019, 21 августа, https://politconservatism.ru/articles/metyu-kontinetti-o-posttrampovskom-amerikanskom-konservatizme-kriticheskaya-refleksiya

    [5] См. об этом: Межуев Б.В. Свобода // Апология. 2005. № 4 (4). С. 120–132.

    [6] Lind M. The New Class War. Saving Democracy From the Managerial Elite. Penguin Random House, 2020.

    [7] См. об этом рецензию Денина на книгу М. Линда: Deneen P. J. Replace the Elite // First Things, March 2020, https://www.firstthings.com/article/2020/03/replace-the-elite

    [8] Deneen P. J. Moral Minority // First Things, April 2017, https://www.firstthings.com/article/2017/04/moral-minority

    [9] Dreher R. The Strategy for Christians in a Post-Cristian Nation. N. Y., Penguin Random House, 2017.

    [10] Buchanan P. A Certain Victor in the Pandemic War: Big Government // The American Conservative, 2020, 24 April
Подробнее на https://aurora.network/articles/181-konspirologija/84760-amerikanskaja-konservativnaja-mysl-v-poiske-postliberal-noy-al-ternativy






 

ООО КЛИНИНГОВАЯ КОМПАНИЯ РАЙДО

© 2005-2019 Интернет-каталог товаров и услуг StroyIP.ru

Екатеринбург
Первомайская, 104
Индекс: 620049

Ваши замечания и предложения направляйте на почту
stroyip@stroyip.ru
Телефон: +7 (343) 383-45-72
Факс: +7 (343) 383-45-72

Информация о проекте
Размещение рекламы