О проекте Размещение рекламы Карта портала КорзинаКорзина Распечатать
Новости

Разделение на глобальные зоны: Гонка технологических зон уже в разгаре

Добавлено: 10.02.2021


Черняк Дмитрий

Мир стремительно шагает к разделению на глобальные зоны

Мир стремительно шагает к разделению на глобальные зоны, возводя границы и капсулируя экономику. Ковид, а вслед за ним и ковидные паспорта – это лишь подходящий инструментарий, палка, которая валялась на дороге, а её подняли и сделали посохом.

Когда-нибудь, после того, как эти зоны укоренятся в своих границах, между ними вновь откроется созидательный обмен и технологическое сотрудничество – ради освоения дальнего космоса и решения других эволюционных задач. Но до того как произойдёт укоренение, эти процессы, вместо реальной пользы, будут давать лишь рычаги для гибридных войн. Сейчас наступает время разбирать старую систему и в ближайшие десятилетия мы все будем в мировом масштабе вынужденно заниматься дезинтеграцией, а в области своих интересов – собиранием народов под российский геополитический зонтик. И чем менее этот зонтик будет промокать, тем более привлекательным он будет становиться со временем, когда все маленькие, но гордые начнут понимать, что топтаться в луже под дождём бесперспективно.

При всей важности экономического фундамента политических процессов, необходимо понимать, что возведение границ будет происходить по идеологическому принципу и все технологические зоны будут разительно отличаться друг от друга, в первую очередь, в своей идеологии. Именно идеология обусловит их границы, политический строй и экономическую систему.

Идеология – это такая штука, которую нельзя выдумать, а можно только сформулировать. Потому что если она не будет отвечать менталитету территории, то население просто не сможет её использовать. Обезьянке можно дать паяльник, но она, скорее всего, даже не покалечится потому что не найдёт розетку. Человек, имеющий определённую систему ценностей, просто не поймёт логики действий, изложенных в другой системе, не сможет ответить на вопрос «зачем?», а значит – не сможет повторить модель поведения. Так, глядя на то, что творят с собой Европа или США, мы не можем внятно ответить на этот вопрос, а их попытка вставить нам в голову капитализм до сих пор вводит в ступор большую часть населения России и порубежья. Совершенно аналогично выглядим и мы, со всеми нашими мирными инициативами при оценке «с той стороны», т.е., пугаем их до чёртиков непрогнозируемым поведением.

Сидя в России, может показаться, что «поиск национальной идеи» – чисто русская забава, однако события рубежа 2021 года показывают, что этот вопрос сейчас является краеугольным для всех крупных держав и рассматривается ими самым серьёзным образом. Но, перед тем, как перейти к рассмотрению соответствующих маркеров, позвольте сделать небольшое теоретическое отступление.

Невозможно искусственно создать город, имея в голове менталитет деревни. Сложность и структурность решения городских вопросов находится на другом уровне. Деревне можно дорасти до города и эволюционно сменить менталитет. Но имея менталитет деревни, искусственно создать можно только деревню.
Невозможно создать государство, имея менталитет города и невозможно создать технологическую зону, имея менталитет государства. Опыт ЕС это отлично показал.

Причём, при каждом таком переходе степень личных свобод человека уменьшается в связи с радикальным увеличением плотности потоков происходящих событий. Появляется специализация, без которой потоки этих событий было бы невозможно обработать.

А что делать, если менталитет не готов, а гонка технологических зон уже стартовала? Необходимо форсировать для населения такие условия жизни, которые простимулируют рождение этого нового менталитета, выработают у него отношения, понятия и способ мышления, пригодный для более сложных общественных отношений. Вопрос только в том, какие это должны быть условия?

Маркеры 2021 года показывают, что наши «партнёры по мировому доминированию» этот вопрос для себя уже решили. Причём, скорее всего, достаточно давно и сейчас двигаются по ранее намеченному плану.

США

С началом года Нэнси Пелоси объявила об исключении из употребления в Палате представителей любых гендерных указателей

    «В пункте 8(с)(3) правила XXIII следует убрать „отец, мать, сын, дочь, брат, сестра, дядя, тетя, двоюродный брат, двоюродная сестра, племянник, племянница, муж, жена, тесть, свекор, теща, свекровь, зять, сноха, шурин, золовка, отчим, мачеха, пасынок, падчерица, сводный брат, сводная сестра, единокровный брат, единокровная сестра, внук и внучка» и заменить их на „родитель, ребенок, сиблинг родителя, двоюродный сиблинг, ребенок сиблинга, супруг, родители супруга, ребенок супруга, сиблинг супруга, приемный родитель, приемный ребенок, сводный сиблинг, единокровный сиблинг, ребенок детей»

     — ИноСМИ

Ну и всё в таком духе. По сути идёт достижение максимы капитализма: атомизация общества и освобождение его от родовых основ.

США – это общество, где правит капитал и выгода, народ является питательной средой (эксплуатируется), а государство обеспечивает режим эксплуатации.

Наука и религия – т.е., те структуры, выводы которых могут помешать извлечению прибыли, подвергаются нападкам и игнорируются. Это хорошо видно по тому, как за высказывания о различиях между полами или о порочности либеральной экономической модели предают анафеме даже авторитетных учёных.

Схематически это можно представить так:

Схема отношений, характерная для обществ хозяйственного типа с опорой на воинский порядок

Схема отношений, характерная для обществ хозяйственного типа с опорой на воинский порядок.

Европа

Весь год европейцы готовились запрещать и контролировать и с ноября понеслось.

Вот, для примера, режим Бельгии:

    «Любая семья имеет право в ближайшие полтора месяца, включая новогодние праздники, пригласить не более одного человека, те, кто живут одни, – максимум двух человек. Полиция получит право контролировать соблюдение этих мер, любые нарушения караются штрафом от 250 евро для каждого нарушителя. Чтобы не провоцировать массовые собрания людей, на Новый год 31 декабря отменены традиционные фейерверки в столице и крупных городах»

    — ТАСС

В Германии чуть легче:

    «Сейчас в стране действует правило, по которому встречаться дома могут не более 5 человек из двух домовладений, но в Рождество люди смогут принимать до 4 близких родственников из разных домовладений, не считая детей в возрасте до 14 лет»

    — BBC

Но главным здесь является выбор метода: запрещать и контролировать. Европа, изрядно потрёпанная культурной экспансией американского капитализма, проходившей под эгидой плана Маршалла, возвращается обратно, к потерянным после поражения во Второй Мировой войне, воинским корням. Порядок – это, что понятно населению Европы, так же как выгода – населению США.

Та степень контроля, приход которой мы наблюдаем, неминуемо возродит аристократию, а аристократия начнёт делить области влияния и приведёт к неофеодализму.
Одновременно, внедрение технических систем контроля и учёта, в т.ч. жизни каждого человека, потребует, во-первых, научного и идеологического обоснования, а во-вторых, тонкой настройки исходя из этих же научных и идеологических принципов.

Т.е., в Европе, в отличие от США, будет расти спрос на науку и религию, формируя новое «жречество». Сформируется конструкция, в которой государственная машина эксплуатирует бизнес, народ средствами контроля, системой правил и запретов выведен из игры (подобно тому, как в США из игры выведены учёные), а новые учёные и идеологи будут обеспечивать режим эксплуатации.

Схематически это можно представить так:

Схема отношений, характерная для обществ воинского типа с опорой на  идеологический миф

Схема отношений, характерная для обществ воинского типа с опорой на  идеологический миф

В этой картине особо интересно выглядят исламские мигранты. Нам, из России, кажется, что они вытеснят европейцев, но очень вероятен процесс совершенно другого толка: Ислам – религия воинов. И есть очень большая вероятность, что исламские мигранты в неофеодальной Европе будут способствовать рождению новой религиозной концепции – сплава Ислама и прогрессивного европейского мировоззрения. Вероятность их конечной интеграции очень высока. Тем более, что Ислам, имея воинский корень, эволюционировал через фазу торговцев, затем – бунтарей (ИГИЛ – запрещённая на территории РФ организация) и последовательно движется к роли жрецов – водителей цифрового мира. Уж больно он для этого подходит.

Китай

С 1 января в Китае начинается переход к коммунистическому обществу с национальной ханьской спецификой. В силу вступил первый в истории КНР Гражданский кодекс.

Он узаконивает «Систему социального кредита»(ССК).

    «Эта система определяет социальный статус, возможности и перспективы каждого гражданина КНР, исходя из его бытового поведения, законопослушности, соблюдения моральных приоритетов общества и других характеристик совершеннолетней личности.
    Высокий рейтинг открывает доступ ко многим социальным благам – приоритет в образовании или поступлении на престижную работу, сниженным ценам на общественный транспорт или аренду легковых автомобилей, внеочередное или ускоренное получение номеров на личный транспорт (это большая проблема в КНР), льготные кредиты, продвижение по службе и т. п.
    Антирейтинг обуславливает отказ в выдаче лицензий, разрешений на бизнес, исключает получение высшего образования, усложняет кредитование, ограничивает выезд за границу и прочее.
    О «низкорейтинговых» гражданах будут проинформированы друзья, знакомые, родственники.
    ССК будет действовать на основе глобальной информатизации социальных и экономических процессов, электронных удостоверений личности и электронных партбилетов, интегрированных в единую цифровую сеть»

    — Незыгарь

Китай двигается строго по плану

Тот же источник:

    «В Китае в декабре прошлого года объявили, что в последних девяти округах покончено с бедностью. Средний уровень доходов там составил 11487 юаней при национальной черте бедности в 4000 юаней.
    Это означает, что в КНР завершили строительство «общества среднего достатка» – аналог советского «развитого социализма.

    Следующая цель – построение к 2049 году столетия КНР «китайской мечты» или «общества Великого единения» — синоним коммунистического общества с китайской спецификой»

И наличие этого плана в явном виде говорит нам о том, что во главу управления там уже поставлена официальная идеология, которая подкреплена наукой и эта идеология не прячется, как в США и Европе, а доминирует. Это жреческий взгляд на мир: по сути, КПК играет роль церкви (как когда-то КПСС), а его научная часть занимается обоснованием, предсказанием тенденций и планированием – жреческие же занятия.


В европейских реалиях, главенство жрецов привело бы к Тёмным векам, когда жречество не продвигается в знании, а дебилизирует остальных, особенно – тех, кто стоит у государственной власти, чтобы устранить конкурентов на десятину.

Но в Китае другой общественный консенсус, который формирует «восточную деспотию» и позволяет сосуществовать всем четырём компонентам.

КПК эксплуатирует капитал, капитал эксплуатирует народ, государственная машина это обеспечивает. Но, в отличие от европейской модели, которая рассматривает людей, как лишний компонент, обслуживающий персонал какого-либо коммерческого предприятия и фокусируется лишь на том, чтобы они не мешали, китайская модель рассматривает человека, как самостоятельный ресурс, который можно рекрутировать и вне коммерческого контура.

Схематически это можно представить так:

Эволюционировавшая схема «восточной деспотии», характерная для современного Китая. Жреческо-хозяйственный тип с опорой на воинский порядок

Эволюционировавшая схема «восточной деспотии», характерная для современного Китая. Жреческо-хозяйственный тип с опорой на воинский порядок

К слову, классическая «восточная деспотия», описанная Марксом, выглядит на схеме так:

«Восточная деспотия» имеет два культурных ядра. В классической форме – это аристократия и народная община, которые связаны церковью, как медиатором, дающим возможность этим ядрам выработать язык общения. Воинско-общинный тип с опорой на жречество

«Восточная деспотия» имеет два культурных ядра. В классической форме – это аристократия и народная община, которые связаны церковью, как медиатором, дающим возможность этим ядрам выработать язык общения. Воинско-общинный тип с опорой на жречество

Россия

А вот с Россией всё не просто, ибо трудна была её судьба, а будущее туманно.

Царская Россия – это классическая восточная деспотия. Государство эксплуатирует общину, община, как может, делает бизнес, а церковь это благословляет. Рисунок см. выше.

Столыпинская Россия – это всё та же восточная деспотия, которую пытаются переформатировать под капитализм. Рисунок должен был стать как у США, но за 50 лет, что мучали страну, нарисовать его так и не смогли. К слову, это наглядно поясняет, почему РПЦ приветствовала свержение Николая II – она прекрасно понимала свою плачевную участь в наступающем строе.

Советская Россия – это фундаментализм. КПСС эксплуатирует народ, государство обеспечивает эксплуатацию, а оппозиционные «жречеству» капиталисты-единоличники, которым идеология в голову физически не вставляется, задушены на корню.

Схема отношений, характерная для обществ жреческого типа с опорой на воинский порядок. Она структурно ближе к западным системам

Схема отношений, характерная для обществ жреческого типа с опорой на воинский порядок. Она структурно ближе к западным системам

Либеральная Россия минувших лет – это капитализм (модель США), который, на деле, неотвратимо откатывается обратно в восточную деспотию. После начального разграбления, государство стало брать под контроль капитал, консолидировать активы в преданных хозяйственных руках, вроде Чемезова и Усамнова, а теперь и само вышло на сцену, вводя маркировку, АСК-2 и прочие технологии, которые, по сути национализируют весь капитал, делая его прозрачным и лишь формально не трогая вопрос собственности. Недавно реактивированные стервятниками от власти технологии "прямого отжима" тоже являются знаком этого процесса.

В то же время, планируется стимулирование населения через инфраструктуру и создание рабочих мест на её строительстве. В общем, казалось бы, быть у нас госкапитализму китайского образца. Но не тут то было… потому что мы ни с какой стороны не китайцы.

У китайцев всем управляет «жречество», т.е., КПК, а у нас таковое вообще отсутствует. Это плохо, что оно отсутствует, поэтому власть и бегает в поисках национальной идеи, как ошпаренная. Но даже когда оно появится, государство свою власть не отдаст. Потому что никогда не отдавало и даже Иосиф Виссарионович в конце карьеры не благословлял. И это правильно. Каждый раз, когда жрецы решали порулить (сперва князя Владимира поставили /по преданию староверов/, потом реформа Никона, потом КПСС Хрущёвского разлива) всё заканчивалось развалом и предательством работающего идеологического ядра. Это не спроста, но здесь о причинах излишне.

Всё это значит для нас, что на схеме главным «эксплуататором» всегда будет государство, а религия-наука – лишь помощником. Главным драйвером должен быть народ, т.е., общинные самоуправляемые формы, а вторичным – капитал, а не наоборот. Китайцы смогли перевернуться в жреческо-капитилистическую связку потому, что сами по себе склонны к деловым отношениям и капитализм им близок. А для нас (в общей массе) капитализм далёк и непонятен – общинная солидарность нам гораздо ближе.

Схема воинско-народного консенсуса с опорой на жречество

Схема воинско-народного консенсуса с опорой на жречество. Схематически – это восточная деспотия, фактически – более цивилизованный её вариант, с развитой социальной составляющей

И вот тут есть большая заковыка. Без жречества эта схема не будет работать даже наполовину, потому что без идеологии невозможно включить отклик от народа в сторону государства. Прямого отклика от нашего народа государству быть не может, поскольку государство – оно всегда про то, чтобы собирать всё вместе, а русский народ – всегда про то, чтобы разбредаться кто-куда. Они на разных ценностных полюсах. И если народ у нас собирается для того чтобы что-то ударно построить, то именно для того, чтобы потом было удобнее разбредаться. Даже космическая гонка воспринималась именно в этом ключе – чтобы разбрестись по далёким планетам. Потому что в русской душе всегда свобода и простор.

Что неожиданно приятно, действующая верховная власть (но не средние чиновники) эту народную природу понимает, потому что «либерализм» у нас давно и плавно мигрирует из области капиталистической выгоды в область личной свободы. Если в Европе, США или Китае мы видим введение ограничений именно на личную свободу (а это – не ношение масочки на рту, это когда в него вставили цифровой кляп, за ногу приковали к батарее своего дома и установили камеру в туалете), то в России высшая власть ведёт последовательный курс на то, чтобы этого не происходило. Конечно, Собянин с Грефом успели нас напугать, и ещё будут пытаться, но Собянину ещё летом указали, что пора завязывать, да и Грефа за его технофантазии давеча не шибко пожаловали. Ювеналов с Клишасом в сентябре поумерили. В этом ракурсе, кстати, 2020 год оказался гораздо прогрессивнее всех предыдущих и показал, что наше консолидированно выраженное мнение вполне способно влиять на всяких гениев от законотворчества и управления. Спуску им, конечно, и дальше давать нельзя, но показательно то, что от государства есть отклик.

И, тем не менее, народ не понял.
Потому что никто не объяснил на его языке, а на языке государства – там про «сшивать регионы» и «увеличивать показатели на проценты» наш человек не понимает. Ему перспектива нужна и чтобы солнышко светило.

Чтобы народ и государство друг друга поняли, между ними должны стоять «жрецы» – будь то РПЦ, КПСС или кто-то ещё, кто объяснит людям, «как они смогут из этой фанеры построить ероплан и куда они на нём полетят».
А у нас сейчас нет ни чертежей ероплана, ни КПСС.

Вот и получается, что идём мы, вроде бы, ударно, зачинаем новые стройки века, «сшиваем регионы», но… вникуда. Людям не объяснили, зачем им это нужно. И не объяснят, потому что объяснений нет.
Это как с цифровизацией: уважаемые люди в соседних приделах цифровой концлагерь строят вовсю, а мы цифровизируемся просто потому, что цифровизируемся. Вдруг пригодится.

Но в этой ситуации есть обстоятельство ещё более опасное: мы эту картинку, что выше нарисована, уже видели, когда обсуждали 19 век. А нам необходимо двигаться вперёд. Нам нужна структура, которая будет оптимальна уже не для государства, пусть оно и было империей, а для ядра технологической зоны нового века. А разница их велика: если империя – это метрополия, подчинённые регионы и колониальные области, то технологическая зона заработает только тогда, когда метрополия охватит все свои колонии и они станут единым целым. Задача, казалось бы, похожая на то, что сделал СССР с республиками, но с целыми развитыми странами так сделать не удастся. И, тем не менее, все эти страны должны будут создать неразрывное целое. Для этого необходимы принципиально новые возможности.

Поэтому единственный способ хоть с какой-то надеждой смотреть на ситуацию – это считать, что на нас возложена великая миссия. Что мы, как это и положено Ивану-дураку идём туда – не знаем куда, чтобы найти то, не знаем что.

Но если это так, то почему бы нам не взять то, что хотим? А хотим мы немного – всего лишь, чтобы было прогрессивно, по душе и без эксплуатации (тут за всех, наверное, не скажу, но от нашего авторского коллектива выступлю).

Прогрессивно

Это значит, что нам нужно то, чего ещё не бывало. И не просто новое, а такое, чтобы сложность была выше прежних конструкций – тогда для ядра технологической зоны будет пригодно.
Задача ядра технологической зоны – присоединить к себе другие народы так, чтобы их способности и ресурсы усилили зону. А для этого структура общества должна содержать в себе зародыши всех тех процессов, которые она может захотеть присоединить. И эти зародыши должны быть по своей внутренней сложности равны целым государствам!

По душе

Это, казалось бы, очень скользкий вопрос. Но, на самом деле – нет, если понять и признать, что по душе у всех бывает по разному. Одному хочется синичку в руках, другому – журавля в небе. И что же теперь? Кого-то из них ограничивать? По душе – это чтобы всем было по душе и чтобы никто не ушёл обиженным. И даже если у кого-то душа капиталистическая, то пусть будет капиталистом. Главное, чтобы другим пути не закрывал.

Без эксплуатации

Это важно. Не менее важно, чем всё остальное. Пора уже исхитриться так, чтобы было без эксплуатации и на меньшее мы не согласны.

А как будет капиталист без эксплуатации?

В общем-то, в надкапиталистическом обществе это не сложно. Достаточно, чтобы все, кто не хочет продавать собственный труд, смогли свою жизнь и работу устраивать на благо себя и общества без капиталистических отношений. Вариантов много – служба, наука, инженерия, потребительская кооперация, строительство общей инфраструктуры и многие другие области должны быть эффективны, но не должны подчиняться императиву выгоды, а значит и капиталистическим отношениям там делать нечего. А капиталисты пусть с капиталистами о труде договариваются – для них это уже не эксплуатация, а честная сделка.

Нам нужна схема баланса, дающего естественное, а не придуманное равенство. Коммунистическое бесклассовое общество здесь не подходит – это не более, чем гордиев узел, разрубленный путём мысленного исключения всех классов, которые не уложились в теоретическую выкладку г-на Маркса. Классы существовали на всём протяжении истории, они есть и мы можем предположить, что классы будут существовать и дальше, потому что зачем-то так нужно природе. И вопрос, который нам необходимо решить – это не как их уничтожить, отрезав от тела ручки и ножки, а как их скоординировать на общее благо, чтобы ножками куда-то пойти и ручками что-то сделать.

Если мы посмотрим на все предыдущие схемы, то увидим, что они все неравновесные. Ресурс в них всегда от кого-то вытекает и куда-то втекает. В конечной точке ресурс застревает, от чего главенствующий класс пухнет, пока не лопнет. Главенство же определяется по тому, какой из классов в конкурентной борьбе окажется наиболее приспособлен к текущему характеру средств производства.

А давайте сложим эту картинку так, чтобы в ней не было заторов. Для этого её надо разгладить на столе, чтобы никто в ней не стоял ни выше ни ниже. Это довольно сложная интеллектуальная задача, которая заключается в том, что государственники и учёные, капиталисты и пролетарии, великие организаторы, труженики, не менее великие интеллектуалы и прочая соль земли должны выкинуть на свалку истории идею о своей исключительной роли для государственного блага и понять, что все остальные про себя думают точно так же. Затем необходимо «взяться за руки», чтобы сказать, что каждый сам за себя положит на алтарь общего дела. А то, что, по мнению каждого нужно делать всем остальным, говорить не следует, ибо мнение это рождается не от большого ума, а лишь от ограниченности.

В этой пасторали видится подвох: казалось бы, никто за руки пока браться не жаждет. Но на то у нас и страна героев, чтобы не отступать перед такими мелочами. Поэтому давайте присмотримся к тому, что у нас получится схематически:

Чем больше частей проявляют самостоятельную активность общественных отношениях, тем больше потенциал устойчивого развития системы

Чем больше частей проявляют самостоятельную активность общественных отношениях, тем больше потенциал устойчивого развития системы

Разбирая схемы, мы уже увидели, что капиталисты противостоят учёным и идеологам не только графически, но и в реальной жизни. Они друг другу мешают, имея противоположное целеполагание. Любая идеология, кроме выгоды мешает капиталисту, а выгода – плохая основа для идеологии.

Аналогично народ противостоит государству. Особенно в России. Государство всё собирает, а народ русский ищет свободы и воли.

Поэтому контакты противоположностей необходимо минимизировать, используя прокладку в виде двух других. Это обуславливает выбранную для иллюстрации диспозицию элементов.

Получающаяся таким образом картинка говорит сама за себя:

Государство для решения своих задач использует результат труда капиталистов – снимая генерируемую ими возрастающую стоимость в форме налогов. Это легко, поскольку государство сильнее капитала и является естественным держателем фискальной и финансовой систем.

Капитал занимается производством и использует результат труда народа. Это естественный процесс, если только мы правильно поймём истинную трудовую функцию народа. Эта функция – не работа на капиталиста, а создание для него средств производства в виде изобретений, стартапов, строительства заводов, путей, новой инфраструктуры, освоения территорий. Задача народа – плодиться и размножаться, как в биологическом, так и в технологическом ракурсе данного вопроса, решая для этого все необходимые творческие задачи.

А пахать линейно – это задача капиталиста, который не обязательно должен быть владельцем заводов и пароходов, а может быть вполне средним крепким мужиком, начинающим с уровня наёмного работяги и который, будьте уверены, к зрелости тоже обзаведётся кусочком капиталистической собственности.

Более того, если матёрым капиталистам придётся нанимать именно такого кулацкого мужика, который точно так же единоличен и прекрасно понимает выгоду, то формы капиталистического хозяйствования очень быстро начнут находить подлинное равновесие между работником и работодателем безо всяких глубоких научных построений, той самой невидимой рукой рынка труда. И, главное, все участники капиталистического процесса отнесутся к этому с пониманием.

Народ для решения своих задач использует знания учёных. Это важный момент: не учёные сочиняют, чего-бы такое народу втереть, а народ диктует учёным, чему он хочет учиться и о чём знать. Задача учёных – спустить эти знания с теоретических небес на уровень народного образования, позволив извлекать из них общественную пользу, а не играть со знаниями ради знаний, как они привыкли.
Втирать что-либо нашему народу долго не получится – потому что народ отлично чувствует, что такое хорошо и что такое плохо и вскоре начинает нервничать.

И, тем не менее, именно учёные являются генераторами мировоззрения. Но для народа они его упаковывают в форму знания и понимания, а для государства – в форму идеологии, которая должна соответствовать пониманию, которое востребовано народом.
В этом случае, государство, руководствуясь идеологией, будет отвечать ожиданиям народа, а у народа не будет возникать к государству лишних вопросов, что существенно развяжет государственным людям руки в устроении собственной служивой жизни.

Учёные используют ресурсы государства. Они это всегда делают и делают успешно, поскольку государству от них необходимы надёжные предсказания, разведка ресурсов, верные теории и годное образование, а ничего из этого государство не может получить иным способом, кроме как безоглядно башляя на алтарь науки. Тут оно как устроено: если недозанесут, то и недополучат. При этом понять, что именно они недополучили – не смогут, для этого народ нужен, поскольку именно народ владеет критерием пользы.

Получая от учёных аналитику, государство принимает решения о распределении собранных с капитала финансов на развитие науки, инфраструктуры, экономики. Причём, для избежания неприятных инцидентов, все эти 4 контура должны быть развязаны не только через «окрашивание» денег, но и вообще, через разную материю этих самых денег. Как именно – показано в нашей работе "Экономика национальной идеи".

Таким образом, единожды составленная, данная конструкция будет самоподдерживаться, и не за счёт высокого морального духа участников (которого, будем откровенны, ещё никто не видел за пределами фантазий), а за счёт циклической «эксплуатации», исключающей возможность создания необоснованных накоплений в любой из частей общества. При этом возможность эксплуатации в каждом звене будет обусловлена не вымышленными правилами, а естественной способностью одних частей общества перед другими.

Важным моментом рассматриваемой конструкции является то обстоятельство, что «эксплуатация» нового типа должна происходить не между отдельными людьми, а между сообществами, т.е., она требует расслоения общества на части, которые занимаются своим видом деятельности. И это расслоение должно быть фрактальным, т.е., воспроизводиться и на уровне первичных трудовых коллективов и на уровне предприятий, корпораций, государства. Тогда будет возможен диалог между равными по сложности структурами и достижение баланса интересов.

Самое прекрасное в этой системе то, что нет необходимости "сортировку" людей в ней определять законодательно: каждый человек может сам выбрать, чем он будет заниматься. Но всякое занятие диктует свои императивы. Например, полицейский, ловя вора, может и витрину разбить ненароком, а ЧОПовец обязан сперва соотнести стоимость ущерба. Вроде бы, оба – служивые люди, а императив разный: для одного общественная безопасность, а для другого – выгода.

Поэтому, для облегчения такого выбора необходима законодательная поддержка совершенно особенного характера: правила роста и мотивации в каждой из частей общества должны соответствовать её природе.

Зачатки этого уже есть в нашем законодательстве, которое явно разделяет гражданский кодекс, воинский устав, законы о религиозных организациях и потребительской кооперации. Всё это - прямые отражения рассмотренных нами четверичных схем, которые неминуемо должны были воникнуть, поскольку законодательство предназначено для регулирования всех сфер жизни.

Однако, в нынешнем описании законов есть изъян: вся их мотивационная часть выражена через монетарную систему, естественную только для капиталистов и вынуждает, например, людей служивых или учёных мерить свою общественную пользу на деньги и представляет всё так, что они не служат (обществу, науке), а лишь торгуют собой. Сами правила навязывемой чиновникам капиталистической игры оказываются таковы, что коррупция становится для них естественным монетарным инструментом для достижения обычных, в сущности, служивых целей: держать ресурсы (власть) и расти в статусе (капитализация власти). При этом, деньги и частная собственность разрывают причинно-следственные связи между владельцем и ресурсом и не позволяют поставить дело под контроль на формальной основе.

Как перейти к новому обществу?

Такой красивый цикл в масштабе всей страны, конечно, сразу не получится, потому что переступить через себя смогут далеко не все и общество разделится на тех, кто сможет и тех, кто нет. Но те, кто сможет это сделать, обретут видение, как складывать всех остальных в корректные объединяющие структуры, в которых будет резко расти эффективность труда. Это обеспечит им естественную доминанту, видя которую, за ними подтянутся и маловеры. Для новых же поколений такой сложности восприятия данного вопроса уже не будет.


Эта конфигурация, во-первых, отражает саму суть русского духа:

    «Живи и давай жить другим»

А во-вторых, она позволит со временем оказаться «над схваткой», интегрируя в такой круг уже и технологические зоны. У других же держав-конкурентов такой возможности не предвидится в виду того, что их начальная конфигурация, даже у Китая, не даёт возможности развернуться в цикл. Это не значит, что они не перейдут на новый уровень, но это будут лишь побочные ветви эволюции, наша же миссия - не упустить шанса для всего человечества выйти по основному направлению гармоничного развития.

В соавторстве с А. Бойцов






 

ООО КЛИНИНГОВАЯ КОМПАНИЯ РАЙДО

© 2005-2019 Интернет-каталог товаров и услуг StroyIP.ru

Екатеринбург
Первомайская, 104
Индекс: 620049

Ваши замечания и предложения направляйте на почту
stroyip@stroyip.ru
Телефон: +7 (343) 383-45-72
Факс: +7 (343) 383-45-72

Информация о проекте
Размещение рекламы