О проекте Размещение рекламы Карта портала КорзинаКорзина Распечатать
Архитектурно-реставрационное объединение «Ордер»

Форум-Урал
Светопрозрачные конструкции
Картины, репродукции, постеры
Картина на холсте, репродукции, постеры, панно, магниты
Новости

Политика как романтика

Добавлено: 29.09.2018


 Сергей Черняховский

Потому что первый постулат этики – отнесись к другому так, как хочешь, чтобы отнеслись к тебе. А первый постулат политики – заставь другого подчиниться

Можно ли вообще соотносить политику и романтику? Вот как ни пытаются подчас соотнести политику и этику – они не соотносимы. Потому что первый постулат этики – отнесись к другому так, как хочешь, чтобы отнеслись к тебе. А первый постулат политики – заставь другого подчиниться

То есть сделай с ним то, что не хочешь, чтобы сделали с тобой.

Отсюда – политика всегда аморальна. Мораль – всегда аполитична. Не в том смысле, что политика – всегда безнравственна, а мораль – всегда аполитична. А в том, что они есть разные плоскости. У каждой сферы деятельности – свои представления о, скажем, гигиене. Нормы гигиены, императивно необходимые для хирурга, нелепы и контрпродуктивны для каменщика.

    В политике важно не столько, что ты делаешь – а во имя чего и с каким результатом.

То есть важна некая «полисность».

Знаменитая фраза Аристотеля о том, что «человек есть животное политическое» в сути своей означает не то, что человек есть животное, поселившееся в городе, а то, что человек есть животное, переставшее быть животным, вышедшее за пределы своего животного состояния.

И в этом смысле, в чем этот выход? Привычный ответ – в труде – верен и естественен. В конце концов, он – базов. Особенно если рассматривать труд не как «катание тачки», а как «Строительство Храма». Как созидание. Как творчество.

Определение Аристотеля и нечто иное, большее. А именно, что Человек имеет некие ценности сообщества, полиса – то есть человек тем и отличается от животного, что имеет нечто большее, чем его собственное биологическое существование, нечто, за что он готов умирать. Человек, в конце концов, меряется своей смертью. Масштабом того, за что он готов отдать свою жизнь.

Чем, с этой точки зрения отличаются Горбачев и Гитлер? Тем, что Гитлер, при всей ужасности своей фигуры, как оказалось, имел нечто, заставившее его умереть. А Горбачев – не имел. То есть, как ни парадоксально, Гитлер был человек – ужасный, отвратительный, жестокий – но человек. А Горбачев – животное. В известном смысле – ласковое, мирное и безобидное. Но бесчеловечное по масштабу последствий.

То, за что, так или иначе, готов умереть человек – это полисность. Не в смысле городского общежития, а в значении смыслов, целей и начал, выходящих за твои собственные биологические пределы, обладающие значимостью за пределами твоего физического существования, значимых шире, для большего круга тебе подобных.

Да, политика – всегда отношения по поводу власти, то есть господства и подчинения. Да, политика – всегда есть концентрированное выражение экономики. Да, политикой правят в первую очередь экономические интересы. Но экономические интересы потому и правят политикой, что в сознании оформляются как образы и ценности, не сводимые исключительно к удовлетворению биологических рефлексов.

В этом отношении политикой всегда правит романтика, потому что романтика - это вера в то, что существующий мир может быть лучше, чем он есть (для кого лучше – это уже следующий вопрос).

    Что значит создать утопию? - Не признавать, что мы живем в лучшем из миров; - принять вызов, согласившись на построение нового мира.

Кто сможет сказать, что вряд ли возможно что-либо более романтичное, чем Утопия? Но Утопия – вовсе не благостная идиллия. Утопия – вызов, который бросают, принимают и отстаивают. И за которую платят.

Утопия - не скрипка, это гитара.

    «Гитаре ни к черту Красивенький бант голубой. Она не девчонка, А женщина с трудной судьбой»

Утопия – это не несуществующее и не возможное. Утопия – это то, чего нет в данное время и в данном месте. А значит то, что может быть создано. Иногда очень большой ценой.

Политика, в конечном счете, сводится к творению Утопии и созданию почвы для ее возникновения. Утопия управляет политикой. Все крупнейшие движения и акты исторического творчества были осуществлены потому, что была некая Утопия – та или иная, которая приводила в действие миллионные массы - единственного реального субъекта истории.

Утопия обладает способностью менять реальность – значит, она реальна и реалистична. Реальность создает Утопию. Значит, она ее требует, она с ней – одной крови.

И поэтому нет, в конечном счете, полной противоположности «реальной политики» и «политической романтики».

Что можно признать реальной политикой? То, что рождается из реальности и творит реальность. Тогда, прежде всего, Утопия и романтика – это есть реальная политика. Потому что они из реальности рождаются и ее преобразуют и творят.

Что значит - быть настоящим романтиком в любом деле? Это, как говорилось в культовом советском фильме: «Видеть цель. Не замечать препятствий. Верить в себя».

Что значит - заявить претензию на то, чтобы быть политическим романтиком? Это поставить перед собой цели, которые иным кажутся невозможными.

Что значит - быть политическим романтиком? Это достичь результата в движении к этим целям. Даже если, отправившись на Запад в Индию, открываешь Америку. Даже если до конца жизни веришь, что открыл все же Индию.

    «Верно, что успешная политика
    всегда есть искусство возможного,
    если правильно понимать это выражение.
    Однако не мене верно,
    что часто возможное достигается лишь потому,
    что стремились к стоящему за ним невозможному»,

    — Макс Вебер

Самые великие романтики в истории человечества – Ленин и большевики. Ленин самый великий политический романтик. Кто-то скажет, что Ганди. Разница в том, что Ленин не останавливался перед насилием – и не отрицал насилие. У него была цель – социалистическая революция и социалистическое строительство в России. Так или иначе, он ее достиг – теми средствами, которые провозгласил.

У Ганди тоже была цель – свобода Индии - и средства – ненасилие. Индия получила свободу, но обернулось это, если уж не вспоминать о роли Второй мировой войны, обессилившей Англию, кровавой резней конца 40-х гг. То есть ему не удалось достичь цели, минуя отрицаемые им средства.

Романтик тогда остается романтиком, когда умеет стать циником (реалистом). Это называется романтический циник (реалист) или циничный (реалистичный) романтик.

Романтичный романтик в политике гибнет, раздавленный величием своих замыслов и обрушивающихся из-за несовершенства его методов и средств. Циничный циник, если и достигает целей (на самом деле куда реже, чем принято думать) – но целей низменных, потому что других он поставить не может и оказывается сам изничтожен бессмысленностью того, на что направил свои усилия, и ценой, которую, в конечном счете, приходится платить.

Циничный романтик ставит великие цели и достигает если не их, то многого, того возможного, которое лежало на пути к объявленному целью невозможному. Как там было в классике:

    «Ваша совесть подвигает вас на изменение порядка вещей, то есть на нарушение законов этого порядка, определяемых стремлениями масс, то есть на изменение стремлений масс по образу и подобию ваших стремлений. Это смешно и антиисторично.

    Ваш затуманенный и оглушенный совестью разум утратил способность отличать реальное благо масс от воображаемого, продиктованного вашей совестью. А разум нужно держать в чистоте. Не хотите, не можете - что ж, тем хуже для вас. И не только для вас. Вы скажете, что в том мире, откуда вы пришли, люди не могут жить с нечистой совестью. Что ж, перестаньте жить. Это тоже неплохой выход - и для вас, и для других…

    Совесть действительно задает идеалы. Но идеалы потому так и называются, что находятся в разительном несоответствии с действительностью. Я ведь только это и хочу сказать, только это и повторяю: не следует нянчиться со своей совестью, надо почаще подставлять ее пыльному сквознячку новой действительности и не бояться появления на ней пятнышек и грубой корочки...

    Действуйте. Только пусть ваша совесть не мешает вам ясно мыслить, а ваш разум не стесняется, когда нужно, отстранить совесть...»

    — Братья Стугацкие, «Обитаемый остров»

Кто Маккиавели? Циник, готовый не останавливаться ни перед чем в достижении политических целей, или романтик, имеющий одну охватившую и сжигающую его мечту – объединение и установлении мира в родной Италии?

Но вот будь он своего рода настоящий романтик и скажи: «Я мечтаю единства Италии. Мира и благоденствия для нее. Но путь, который придется пройти на пути к этой цели - труден. Жесток и кровав. И я отказываюсь от движения по этому пути» - можно ли было бы считать его романтиком?

Романтик не тот, кто грезит и проповедует благостность благой цели – кто откажется от того, чтобы достичь ее если она такая благая, а путь к ней ничего не стоит… В чем романтизм, если желаемое однозначно привлекательно, сладостно и без напряжения достижимо?

Романтизм в том, чтобы видеть цель и грезить о ней, одновременно напрягая все мышцы и нервы, срывая ногти и ломая ноги, но не отказываться от движения к ней. А вот последнее – сущий реализм.

Реализм – это средство утверждения романтизма.

В политике существует три типа политических деятелей: первый – тот, кто рассматривает власть как средство осуществления Мечты. Проекта. Утопии.

Второй – тот, для кого власть – это смысл его деятельности.

Третий – для которого власть – средство достижения конкретных благ для себя и своего окружения. И вряд ли кто-либо посчитает его политиком.

В столкновении первый всегда одержит победу и над вторым, и над третьим. Второй – уступит первому и победит третьего.

Есть, правда, еще и третий – тот, кто чувствует, что странным стечением обстоятельств получил в руки власть и чувствует, что нужно что-либо совершить, но вот не знает, что именно.

Средства не могут доминировать над целями. Не могут подчинять их себе. Цель всегда выше и важнее средств.

Романтика и реалистичность в политике никогда не противоречат друг другу, если в стремлении к своим целям оставаться верным им и последовательным в действиях.

Романтика есть отношение со своими политическими целями.

Реалистичность есть отношение с необходимыми для их достижений средствами.

Политика в известном смысле лишь тогда остается политикой, когда она является романтикой. Потому что иначе она отказывается от центрального в себе – от полисности. То есть своей значимости для чего-то большего, нежели исключительно твои личные интересы.






 

ООО КЛИНИНГОВАЯ КОМПАНИЯ РАЙДО

© 2005-2019 Интернет-каталог товаров и услуг StroyIP.ru

Екатеринбург
Первомайская, 104
Индекс: 620049

Ваши замечания и предложения направляйте на почту
stroyip@stroyip.ru
Телефон: +7 (343) 383-45-72
Факс: +7 (343) 383-45-72

Информация о проекте
Размещение рекламы