О проекте Размещение рекламы Карта портала КорзинаКорзина Распечатать
Новости

История и философия: Россия ростовщическая. Имитация борьбы с процентным лихоимством

Добавлено: 10.12.2019


Валентин Катасонов

Язычники могли заключить на основании разума, что ростовщик есть четырежды вор и убийца

Полтора года назад в силу вступил закон о запрете «ростовщических процентов»

    «Язычники могли заключить на основании разума, что ростовщик есть четырежды вор и убийца. Мы же, христиане, так их почитаем, что чуть не молимся на них ради их денег…» — Мартин Лютер   

Российская Федерация родилась на белый свет сразу же как государство ростовщического капитализма. Уже к концу 1992 года в РФ было зарегистрировано более 2000 банков. Такого количества кредитных организаций в государстве Российском никогда не было. В царской России до революции число коммерческих банков составляло всего около полусотни. В советское время в эпоху НЭПа (1920-е годы) их количество исчислялось несколькими десятками. А в последующие годы – вплоть до развала СССР – число банков не превышало десятка (каждый из них был специализированным и занимал свою нишу).

Но дело не только в количестве банковских организаций, а в том, что банки «демократической» России с места в карьер бросились заниматься ростовщичеством. При этом Центробанк Российской Федерации не стал исключением. Более того, именно он и стал инициатором установления запредельных процентных ставок.

В первые три месяца своей деятельности (до начала апреля 1992 года) Банк России установил ставку рефинансирования (аналог нынешней ключевой ставки) на уровне 20%. Далее началась стремительная ее эскалация – до 80% в мае 1992 года и до 180% – в сентябре 1993 года. А далее в отдельные моменты она поднималась даже до 200% и выше. Естественно, что процентные ставки по кредитам коммерческих банков были ещё выше. Не были редкостью кредиты даже под 500% годовых.

Всё это выглядело полной дикостью на фоне кредитов, которые выдавались Госбанком СССР и Промстройбанком СССР предприятиям разных отраслей экономики. Годовые процентные ставки в подавляющем большинстве случаев находились в диапазоне от 1 до 2%. В дореволюционной России ставки по кредитам коммерческих банков обычно выражались однозначными числами, пересечение планки в 10% было крайне редким событием.

Полагаю, что ростовщический беспредел 1990-х не был просто некоей неуправляемой стихией. Не исключаю, что некоторые из тех «реформаторов», которые сознательно разрушали советскую модель экономики и общества, были знакомы с трудами основоположника марксизма. А Карл Маркс писал по поводу революционной роли ростовщичества:

    «...ростовщичество оказывает революционизирующее действие лишь в том отношении, что оно разрушает и уничтожает те формы собственности, на прочном базисе и непрерывном воспроизводстве которых в одной и той же форме покоится политический строй»

К концу 1990-х годов наше общество стало немного приходить в себя от шоковой терапии и рыночных «реформ». Со стороны оппозиции стали раздаваться призывы пересмотра итогов «спецоперации» Гайдара и Чубайса под названием «приватизация и акционирование», а также принятия срочных мер по наведению порядка в экономике. В том числе в сфере денежно-кредитных отношений. Особой критике стала подвергаться практика неприкрытого ростовщичества, поощряемая Центробанком и правительством.

Я помню, что ещё в конце 1990-х годов в Государственной думе по инициативе депутата М. И. Глущенко (фракция ЛДПР) началась подготовка законопроекта, который получил название «О внесении статьи 158-1 «Ростовщичество» в Уголовный кодекс РФ». Документ был короткий, в нём было предложено следующее определение ростовщичества:

    «...взимание процента за данные взаймы деньги, кредит или имущество в размере, превышающем три процента от суммы займа, кредита, оцененного имущества, или удержание единовременного вознаграждения из полученной суммы или иного вознаграждения из получаемой суммы более трех процентов, или установление пени и неустойки за просрочку платежа по займу, кредиту или в иной скрытой форме платежа»

И в зависимости от обстоятельств устанавливались такие виды наказания, как лишение свободы (до двух лет), исправительные работы, конфискация имущества.

Три года законопроект блокировался. А в начале 2003 года наконец был вынесен на обсуждение. На депутатов оказывалось сильнейшее давление. Примечательно, что за закон проголосовали 142 депутата, а воздержались 293, или 65% всех «народных избранников». Инициатива была окончательно похоронена.

Позднее (с 2012 года) группа депутатов от разных фракций стала пытаться внести дополнения в Гражданский кодекс РФ, а именно дать определение ростовщичества и установить запрет на ростовщичество при сделках ссуды и займа. Не прошло и пяти лет, и вот в середине 2017 года в ГК РФ в статье 809 «Проценты по договору займа» наконец впервые появилось упоминание о ростовщичестве.

Данная статья была дополнена пятым пунктом, в котором говорится следующее:

    «Размер процентов за пользование займом по договору займа, заключённому между гражданами или между юридическим лицом, не осуществляющим профессиональной деятельности по предоставлению потребительских займов, и заёмщиком-гражданином, в два и более раза превышающий обычно взимаемые в подобных случаях проценты и поэтому являющийся чрезмерно обременительным для должника (ростовщические проценты), может быть уменьшен судом до размера процентов, обычно взимаемых при сравнимых обстоятельствах»

Специалисты и журналисты данную добавку к статье 809 ГК РФ окрестили «Законом о запрете «ростовщических процентов». Тогда же (в июле 2017 года) президент В. В. Путин подписал этот закон, а вступление в силу произошло с 1 июня 2018 года. Помню некоторую эйфорию общественности по поводу законодательной новации в 2017-2018 гг. Где-то в СМИ даже мелькнула статья с броским заголовком «Власть начинает крестовый поход против ростовщичества».

На данный момент закон о запрете «ростовщических процентов» действует уже полтора года. Следовательно, можно уже подвести некоторые предварительные итоги. В этом нам поможет информация, которая размещается на сайте Банка России на странице, которая называется «Информация о среднерыночных значениях полной стоимости потребительского кредита (займа)». Там можно найти данные о реальных процентных ставках по кредитам (т. е. номинальные, прописанные в договоре, плюс к этому дополнительные расходы в виде страхования, комиссионных платежей и т. п.).

Данные даются на квартальной основе по пяти основным категориям кредиторов: коммерческие банки; микрофинансовые организации; кредитные потребительские кооперативы; сельскохозяйственные кредитные потребительские кооперативы; ломбарды. Последнее обновление на сайте по данному виду информации производилось 15 ноября. Свежая информация отражает ситуацию за 3-й квартал 2019 года. На сайте отмечается, что данные по стоимости кредитов за указанный квартал рекомендуется учитывать при заключении кредитных сделок в 1-м квартале следующего, 2020 года.

Чтобы не утомлять читателя обилием цифр, приведу данные лишь по некоторым видам кредитов (они дифференцированы не только по видам кредитных организаций, но также по суммам кредитов, срокам, обеспечению и др.). При этом параллельно с данными о полной стоимости кредита за 3-й квартал 2019 года я дополню информацией за 2-й квартал 2018 года. Зачем?

Дело в том, что закон о запрете «ростовщических процентов», как я отметил, вступил в силу в середине (точнее, 1 июня) 2018 года. То есть кредитные организации уже в 3-м квартале 2018 года должны были выдавать ссуды с учётом упомянутого закона и ориентироваться на показатели предыдущего, 2-го квартала 2018 года, который можно рассматривать как «базу». Уж тем более в 3-м квартале 2019 года следовало бы ожидать серьёзного понижения процентных ставок по сравнению с «базой».

Вот сравнения средних реальных процентных ставок (первый показатель – «база»; второй – 3-й квартал 2019 года).

    Автокредиты коммерческих банков (КБ) – 18,57; 18,10
    Потребительские кредиты КБ до 30 тыс. руб. – 21,22; 21,82
    Потребительские кредиты КБ от 30 до 300 тыс. руб. – 21,79; 22,28
    Потребительские кредиты КБ свыше 300 тыс. руб. – 25,51; 21,81
    Потребительские кредиты микрофинансовых организаций (МФО) с обеспечением в виде залога – 76,30; 77,90
    Потребительские кредиты микрофинансовых организаций (МФО) без обеспечения до 30 тыс. руб. на срок до 30 дней – 631,34; 350,35
    Потребительские кредиты микрофинансовых организаций (МФО) без обеспечения до 30 тыс. руб. на срок до 31–60 дней – 300,69; 297,51
    Потребительские кредиты микрофинансовых организаций (МФО) без обеспечения до 30 тыс. руб. на срок 61–180 дней – 235,91; 267,64
    Потребительские кредиты микрофинансовых организаций (МФО) без обеспечения до 30 тыс. руб. на срок 181–365 дней – 148,63; 137,48
    Потребительские кредиты ломбардов – 118,28; 107,29.

Наиболее пытливые читатели могут продолжить сравнительный анализ, обратившись к данным Банка России по ссылке. Самое заметное снижение полной стоимости кредитов произошло по позиции потребительских кредитов микрофинансовых организаций (МФО) без обеспечения до 30 тыс. руб. на срок до 30 дней – с 631 до 350 процентов.

Некоторый прогресс в деле снижения процентных ставок по кредитам МФО был достигнут благодаря принятому в конце прошлого года Федеральному закону от 27.12.2018 № 554-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О потребительском кредите (займе)» и Федеральный закон «О микрофинансовой деятельности и микрофинансовых организациях».

Указанный закон снизил для МФО предельную ставку с 2% в день до 1,5% с начала 2019 года, а затем до 1,0% (с середины текущего года). Но даже с учётом произведённых снижений процентных ставок МФО надо иметь очень богатое воображение, чтобы сказать, что нынешние процентные ставки перестали быть ростовщическими. Можно припомнить старуху-процентщицу из «Преступления и наказания» Ф. М. Достоевского, которая «процентов по пяти и даже по семи берёт в месяц». У нас ей сегодня было бы дозволено брать до 30 процентов.

По многим позициям кредитных сделок за прошедшие полтора года никаких зримых изменений не произошло. Как занимались наши коммерческие банки, МФО, кредитные кооперативы и ломбарды ростовщичеством, так они и продолжают этим промышлять на излёте 2019 года. Современное российское ростовщичество имеет полный иммунитет от уголовных и иных наказаний.

А вот в Российской империи, напомню, ростовщичество каралось очень строго. А главное – были установлены очень чёткие критерии, что считать ростовщичеством. Можно напомнить Указ Императрицы Елизаветы от 13 мая 1754 г. «Об учреждении Государственного Заёмного банка, о порядке выдачи из оного денег и о наказании ростовщиков». Предельная ставка по займу определялась в 6%.

    «А ежели кто впредь дерзнёт брать более шести процентов, и в том изобличены будут, у таковых те данные от них в заём деньги останутся у заёмщика, а для казны всё их имение конфисковать» — гласил указ

С 1786 года этот максимум понижен до 5%, а в 1808 году опять установлен в 6%.

Указанная норма действовала до 1879 года, когда Александр II отменил её, постановив, что проценты по займам устанавливаются по взаимному соглашению сторон. Здесь, видимо, он скопировал законы Англии и ряда других европейских стран, которые в XIX веке отменили потолочные значения процентной ставки. Однако в России этот «процентный либерализм» оказал очень разрушительное действие на общество и экономику.

24 мая 1893 года был принят новый закон о ростовщичестве (полное название – «Закон о преследовании ростовщических действий»), который восстановил ограничения. В качестве предельной была установлена ставка в 12%. Уголовное уложение 1903 года достаточно подробно определило наказания за ростовщическую деятельность (статья 608 «Виновный в ссуде капитала в чрезмерный рост»).

Преемственность уголовных норм о ростовщичестве Российской империи сохранилась и в уголовном законодательстве советского государства.

Уголовный кодекс РСФСР 1922 года относил ростовщичество к имущественным преступлениям. Статья 193 кодекса гласила:

    «Ростовщичество, то есть взимание в виде промысла за данные взаймы деньги процентов сверх дозволенных законом или предоставление в пользование орудий производства, скота, полевых, огородных или посевных семян за вознаграждение в размере, явно превышающем обычную для данной местности норму, с использованием нужды или крайне стеснённого положения получающего ссуду, – карается принудительными работами на срок до 1 года или лишением свободы на тот же срок с конфискацией части имущества или без таковой»

Кредитная реформа, проведённая в СССР в начале 1930-х годов, ликвидировала питательную почву ростовщичества, что привело к естественному исчезновению антиростовщических норм из советского права.

Но таких антиростовщических норм нет и в российском праве, несмотря на бурное развитие различных форм кредитования. Нет их, по сути, и в принятом у нас в 2017 году распиаренном законе о запрете «ростовщических процентов». «Ростовщическим» в этом законе определяется процент, «в два и более раза превышающий обычно взимаемые в подобных случаях проценты». То есть получается, что те значения реальной стоимости кредитов, которые были зафиксированы во 2-м квартале 2018 года и которые мы назвали «базой», можно считать «нормой». Можно, например, считать «нормой» процентные ставки по потребительским кредитам коммерческих банков в размере 21-25%. Или, например, процентные ставки по потребительским кредитам ломбардов в размере 118%. И, отталкиваясь от этой «базы», коммерческие банки во второй половине прошлого года могли поднять свои процентные ставки до 40-45% без риска быть обвинёнными в ростовщичестве. А ломбарды могли смело поднимать проценты до планки 200. Не исключаю, что некоторые банки и некоторые ломбарды такой возможностью могли воспользоваться.

Думаю, что подобного рода «процентный релятивизм» статьи 809 ГК РФ является не более чем имитацией борьбы с ростовщичеством. Ступенчато приращивая в каждом следующем квартале процентные ставки и при этом не нарушая статью 809 ГК РФ, кредиты банков теоретически можно поднять до любого процента – хоть до 100, хоть до 1000.

Реальный заслон этому уродливому и опасному для России явлению можно поставить лишь путём определения конкретного значения максимально допустимой процентной ставки для коммерческих банков и всех других кредитных организаций. Напомню, что законы о предельной ставке кредита действуют во многих странах. Например, в США предельные кредитные ставки для банков устанавливаются законами отдельных штатов.  В Канаде максимальная ставка – 60%. А в Японии превышение 20% грозит уголовной ответственностью. Там же установлена предельная ставка по кредитам ломбардов – 9% в месяц.

Но я бы предпочёл опираться на опыт собственной страны: взять пример с мудрой Императрицы Елизаветы Петровны, которая в далёком 1754 году издала указ о «наказании ростовщиков» и установила чёткий предел их аппетитам.






 

ООО КЛИНИНГОВАЯ КОМПАНИЯ РАЙДО

© 2005-2019 Интернет-каталог товаров и услуг StroyIP.ru

Екатеринбург
Первомайская, 104
Индекс: 620049

Ваши замечания и предложения направляйте на почту
stroyip@stroyip.ru
Телефон: +7 (343) 383-45-72
Факс: +7 (343) 383-45-72

Информация о проекте
Размещение рекламы