О проекте Размещение рекламы Карта портала КорзинаКорзина Распечатать
Новости

Почему в современной России очень мало хороших экономистов (ПРОДОЛЖЕНИЕ 2)

Добавлено: 31.05.2020


Ханин Григорий об экономике

Ханин Григорий экономист

Начало
Продолжение

В 1953 году, на первых выборах в Академию Наук СССР после смерти Сталина академиком по отделению экономики становиться К.В.Островитянов .Он был в 20-30 годы автором ничем ,кроме добросовестного изложения азбуки работ классиков марксизма-ленинизма ,неприметных популярных учебников по политэкономии(капитализма , для социализма он не находили предмета политэкономии).

Именно эта неприметность ,видимо, помогла ему благополучно пережить перепитии политической борьбы 30 годов и в 1948 году возглавить Институт экономики АН СССР и даже исполнять ,еще не будучи академиком Отделение экономики ,философии и права АН СССР(17). В 1951-1952 годы он возглавляет коллектив экономистов по написанию официального учебника политической экономии(куда благополучно допустили и социализм), хотя если верить воспоминаниям Д. Шепилова основную работу по его написанию вел Д. Шепилов .

В экономике именно в этот период начали один за другим создаваться новые научные институты Академии Наук СССР и Госплана СССР. Во второй половине 50-60 годы их были созданы ,как минимум, девять . Воссоздан институт мировой экономики и международных отношений, институт США и Канады ,институт Востоковедения ,Дальнего Востока, Мировой социалистической системы, Африки, Латинской Америки,в региональных отделениях АН СССР, Центральный экономико-математический институт ,НИИ Госплана СССР. О том, как на этой волне подбирались академики удобно показать на примере двух экономических институтов –мировой экономики и международных отношений и центрального экономико-математического института.

Первым директором первого был назначен в 1956 году А.Арзуманян. До 1937 года находился на комсомольской и партийной работе ,с 1937 по 1952 годы был ректором и проректором двух закавказских университетов (18).Чем он занимался между 1952 и 1956 годы его биография скромно умалчивает. Единственная научная работа(книга) написанная им до назначения(параллельно с выполнением многотрудных обязанностей ректора) на должность директора академического института была издана в 1940 году «К вопросу о классовой сущности и методе теории стоимости английской классической политической экономии»и требовала ,очевидно, добросовестного изложения работ К.Маркса по этому вопросу(19). Зато после назначения директором академического института он же написал за 6 лет(как прорвало) уже 4 книги по общим проблем современной капиталистической экономике, которыми он раньше вообще не занимался.

И уже в 1962 году становиться академиком в том же самом году академиком-секретарем отделения экономических наук АН СССР , организационно возглавив все экономические исследования в Академии. «Секрет «столь удивительной академической карьеры прост : Арзуманян был близким родственным могущественного члена политбюро ЦК КПСС А.И.Микояна. После смерти Арзуманяна директором этого института становиться Н.Н. Иноземцев .

Совмещая руководящую журналистскую(консультант журнал «Коммунист»и заместитель главного редактора «Правды») и научную работу по внешней политике США(нетрудно понять, как она оценивалась), он сначала становится заместителем директора Института Мировой экономики и международных отношений , а в 1965 году его директором, никогда не занимаясь экономикой, которая занимала ,судя ,по публикациям в его журнале, 70% деятельности института . И вот , уже в 1964 году он член-корреспондент , а в 1968 году академик АН СССР(20). И сразу становится специалистом по мировой экономике, публикуя в 1972 книгу по современному капитализму (21).

По «случайному «совпадению, новый директор ИМЭМО был в войну однополчанином Л.И.Брежнева по 18 армии. Своим заместителем он делает в 1970 году своего коллегу по «Правде» профессионального журналиста этой газеты Е.М.Примакова, оставляя его вместо себя на период своего отсутствия (22). И тот уже в 1974 году становится член-корреспондентом Академии Наук СССР(23).

Особенно примечательна с точки зрения критериев комплектования академиков –экономистов в этот период академическая карьера Н.П. Федоренко .Свое академическое шествие он начал с весьма скромной должности заведующего кафедрой экономики ничем не примечательного отраслевого учебного института .Первую книгу он «написал»(в свете последующего изложения станет ясными смысл кавычек) лишь в 50 лет , уже покинув преподавательское поприще.(24). И вот с этой скромной должности он становиться директором вновь созданного в 1963 году Центрального экономико-математического института АН СССР ,ни сном ,ни духом об этих самых методах до того не знавшим и не написавших ни одной, даже самой завалящей статьи о них. Это назначение, проведенное через Президиум АН СССР, было еще более возмутительным ,чем предыдущие, где директора хоть что-то понимали в деятельности в подведомственных им учреждений.

И вот он в рекордно короткие сроки становиться (еще не выпустив ни одной книги!)сначала член- корреспондентом АН СССР(1961 год и академиком (1964 год). А в 1971 году становится уже и академиком-секретарем Отделения экономики АН СССР, возглавив всю экономическую науку в Академии(25).И ,как с Арзуманяном ,сразу полилась серия публикаций. Блестящая характеристика «научной деятельности « Федоренко содержится в воспоминаниях выдающегося американского советолога , в прошлом советского гражданина, многие годы занимавшегося экономико-математическими м методами в СССР Игоря Бирмана.

    «По внешним признакам Николай Прокофьевич Федоренко – самая вершина ..Несчетны статьи, книги- вряд ли сам строчку в них написал.1966 году меня зазывали в ЦЭМИ, условие –писать для шефа. Общая образованность –интеллигентность на уровне –Ельцина-Черномырдина.. Федоренко помогал не бесплатно- писавшим для него(то есть за его подписью) и собутыльникам…Пробивал малоученых в член-коры-академики»(26).

Усомнившихся в объективности данной Игорем Бирманом оценки советую прочитать книгу Н.П.Федоренко «Россия . Уроки прошлого и лики будущего»,где каждая глава писана совершенно разным стилем(не говорю уже о бездарности некоторых из них).Избрание Н. П. Федоренко академиком завершила процесс деградации этого направления в Академии Наук СССР и самой Академии. Оставалось еще разве избрать в академики лошадь.

К началу 70 годов ситуации в Академии наук СССР коренным образом изменилось по сравнению с 30-40 годами. Если раньше чтобы стать академиком нужны были научные заслуги, пусть и не выдающиеся, то теперь достаточно было иметь нужные связи в руководстве CCCР. Выдающиеся научные заслуги как раз могли и помешать, новые академики могли почувствовать себя неловко.

Именно тогда родился печальный анекдот о том, как после выборов новых академиков один из старых говорит с удивлением другому о вновь избранном :а ведь он не дурак .Понятно, что хуже всего ситуация сказывалась в гуманитарных науках, которые многие чиновники из ЦК КПСС за науки вообще не считали. Крупные ученые могли стать академиками в этих областях, если по случайности возглавляли институты или из неудобства перед мировым научным сообществом».Первое случилось с двумя директорами созданного в середине 80 годов Института народнохозяйственного прогнозирования (А.И.Анчишкин и Ю.В.Яременко).

Я хотел бы снова обратить внимание на взаимосвязь первой и второй упомянутой выше причины деградации экономической науки в 70-80 годы .Функционирование организационных монстров требовало огромных административных усилий, которые не желали предпринимать нормальные ученые . Полу-феодальная политическая и научная система толкала на присвоение управляемым руководителям этих монстров незаслуженных ими почетных научных званий. Этому процессу с трудом мог противостоять даже Сталин, который ценил реальные научные достижения и тем более не могли противостоять его преемники, которые о характере научной деятельности имели смутное представление. Тем более научное сообщество, которое было сломлено уже в 30 годы.

Звание академика в СССР было не только почетным(это было и в других странах, где существовали академии), но и очень выгодным., что отличало его от других стран, где членство в научных обществах не приносило материальных выгод. Руководствуясь благими намерениями(которыми ,как известно, ведет дорога в ад) сделать более привлекательной научную деятельность советское руководство установила очень щедрую денежную надбавку к окладу за звание академика и члена-корреспондента ,но и многие другие льготы .

Так, после войны ,когда основная часть населения жила еще в коммунальных квартирах или даже землянках, академики получали пятикомнатные, а члены-корреспонеденты академии наук трехкомнатные квартиры в центре Москвы(27).. Другая приятная возможность состоит в том, что эти звания пожизненны. Из Академии исключали только сталинское время только за реальную или мнимую антисоветскую деятельность.

.Надо ли удивляться тому, что на выборах в Академию наук СССР разворачивались подлинные баталии, исход которых ,как мы видели, решался нередко совсем не научными заслугами претендентов.

Создание сословия академкратов(удачное название по аналогии с партократами, придуманное журналистом Анатолием Салуцким)(28) имело многообразные разрушительные последствия. Главное из них- моральная дискредитация научной деятельности в СССР. Вместо оценки по научным заслугам в наиболее авторитетной в СССР сфере цинично проводился курс на оценку по степени близости к начальству и управляемости. Если такое было возможно по отношению к академическому званию, то тем более это должно было оказаться возможным к менее престижным званиям и степеням(член-корреспондент, доктор наук, профессор).

Рыба, как известно, гниет с головы. Моральное разрушение в науке вообще и гуманитарных в особенности с тех пор пошло ускоренными темпами. Академики-директора научных институтов становились маленькими царьками ,около которых образовался двор приближенных, подхалимов, с присущими царским дворам интригами и подсиживанием. От них очень много зависело в судьбе ученого: продвижение по службы, допуск к защите диссертации, публикации, обеспечение жилплощадью, получение командировки и т.д. Научный сотрудник становился , в сущности, крепостным.

Эти негативные системные последствия могли умеряться личными качествами директоров институтов. Многие из них, к счастью, оказались вполне приличными, цивилизованными людьми и нередко создавали благоприятные условия для научной работы не слишком независимым, но способным научным сотрудникам. В конце концов, это было часто и в их (академиков) собственных интересах.

Требовалось все же институтам демонстрировать и некоторую реальную научную деятельность. Некоторые директора академических институтов давали приют научным сотрудникам, проявлявшим в прошлом в той или иной степени оппозиционную деятельность при условии ее прекращения. Чаще всего в московских институтах не поощрялся антисемитизм. Эти положительные личные качества не могли, однако, помешать системной деградации.

При всей слабости академической экономической науки она, однако, была в этот период намного выше вузовской и отраслевой ,где все указанные недостатки были еще больше, а требования к качествe научных исследований намного ниже.

5.3 Оторванность от мировой науки.

В сталинский период предпринимались максимальные усилия по ограничению влиянии мировой экономической науки на советскую. Научные командировки и участие в международных научных конференциях исключались . Современная экономическая наука Запада объявлялась апологетической, «служанкой буржуазии», у которой поэтому и нечему было учиться. Западная экономическая литература, правда, поступала в крупнейшие (2-3) библиотеки , но изучалась либо в конкретно-экономических целях для освещения положения в экономике капиталистических стран(в основном, работниками института мировой экономики и международных отношений),либо для «разоблачения» зловредных буржуазных экономических теорий ограниченным числом авторов. Основная часть научных работников с ней не была знакома либо из-за элементарного незнания иностранных языков либо за ненадобностью либо из-за опасения преследований за чрезмерное любопытство .Переводились ,в основном, произведения «прогрессивных» экономистов.

В послесталинcкий период положение изменилось ,но не принципиально..Возобновилось участие советских ученых в международных конференциях , но только в самых крупных и с участием ограниченного числа «проверенных» экономистов и ,конечно, начальства и работников разведки под прикрытием ученых. Изредка аспиранты (опять же доверенные)посылались в научные командировки. Больше стало защищаться диссертаций с «разоблачениями зловредных теорий, откуда, кстати-сказать, любознательные экономисты и узнавали о них. Шире стали переводиться работы западных экономистов ,в том числе и немарксистские . Наибольшее влияние на советских экономистов в плане экономической теории оказали перевод учебника по экономической теории Самуэльсона и книг Гэлбрейта. Зато очень широко переводились конкретно- экономические работы ,особенно по теории и практике управления, экономико-математическим методам. Они оказали, пожалуй, наибольшее влияние на прикладные экономические исследования, далеко не всегда положительное из-за некритического подхода к ним многих советских экономистов(вот здесь можно действительно говорить об излишнем преклонении перед Западом). Поступали в СССР и западные работы о советской экономике ,опять –таки в 2-3 крупнейшие библиотеки. Но изучались они ,в оcновном, для «разоблачения клеветы» на замечательную советскую экономику(единственным известным мне исключением была квалифицированная критика некоторых из них С.А.Хейнманом). Это свидетельствовало прежде всего о безразличии многих советских экономистов к получению истины и, конечно, объяснялось также незнанием иностранных языков(немыслимое явление в дореволюционной науке!).Только единицы из советских экономистов использовали зарубежную литературу в своих исследованиях по советской экономике. Это были преимущественно представители старшего поколения ,получившие экономическое образование в 20 годы: А.Л.Вайнштейн, Я.Б.Кваша, С.А.Хейнман.

Заключение .

Рассмотрение частного ,казалось бы, вопроса об отставании российской экономической науки выявило его обусловленность коренными особенностями российского исторического процесса многих десятилетий и глубокого несовершенства основных институтов современного российского общества.и его моральных ценностей . Поэтому решить этот вопрос вне этих коренных вопросов невозможно. Цена же этого вопроса велика. Без квалифицированных, талантливых ,желательно, гениальных экономистов и гуманитариев не найти выхода из , в сущности, безвыходного положения современного российского общества.

Трудно представить длительное существование страны с огромной территорией и природными ресурсами ,но с сокращающимся населением и деградирующей экономикой и обороной в окружении многонаселенных и быстроразвивающихся стран, обделенных природными ресурсами. В аналогичных ситуациях многие общества гибли ,а некоторые выживали ,потому что у них находились необходимые интеллектуальные силы. Знание-сила.






 

ООО КЛИНИНГОВАЯ КОМПАНИЯ РАЙДО

© 2005-2019 Интернет-каталог товаров и услуг StroyIP.ru

Екатеринбург
Первомайская, 104
Индекс: 620049

Ваши замечания и предложения направляйте на почту
stroyip@stroyip.ru
Телефон: +7 (343) 383-45-72
Факс: +7 (343) 383-45-72

Информация о проекте
Размещение рекламы